Voya Nui

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Voya Nui » Книги » БИОНИКЛ Легенды №10. Топи тайн


БИОНИКЛ Легенды №10. Топи тайн

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://www.rusbionicle.com/images/stories/main_images/books/Legends%2010.jpg






ТОПИ ТАЙН

(Грег Фаршти, 2008)

Пролог

      Таканува, Тоа Света, шел вдоль береговой линии города Метру Нуи, пристально разглядывая воду. Он делал это каждый день, ожидая какого-нибудь знака о возвращении Тоа Нува.

     Прошло то время, когда он был единственным стражем города. Тоа Мари вернулись, за исключением одного, и помогали охранять Метру Нуи. Но Тоа Нува все еще отсутствовали, и никто не знал, где они находились. Он умолял Турагу Дума разрешить ему отправиться на их поиски. Турага обещал подумать над этим, но Таканува устал ждать.

     Я сидел здесь, и ничего не делал, когда Тоа Нува едва не погибли на острове Войя Нуи, - думал он. – Меня не было там, когда Джаллер и его команда рисковали жизнью, чтобы спасти Великого Духа Мата Нуи. Может быть, Тоа Маторо не пришлось бы умирать, если бы я там был. Снова нет – всегда нет!

     Всего на мгновение, он ощутил, как что-то темное и грязное пронеслось в его разуме. Это был уже не первый раз, когда он это чувствовал, но когда это произошло впервые, он занервничал. Турага Онева объяснил ему, что это было: попытка какого-то другого разума вторгнуться в его. Вместо того, чтобы разорвать связь, Таканува решил дойти до конца и попробовать найти источник.

     Тоа Света заставил себя собраться и нанес резкий удар всей своей ментальной энергией. Внезапно он увидел в своих мыслях картину. Это длилось только одно мгновение, но его было вполне достаточно для того, чтобы он понял, что нападавший на него находился в Архивах Метру Нуи. Одновременно с картиной возникли два слова, слышные так ясно, как будто кто-то громко произнес их.

     Темный Охотник.

     Таканува бросился бежать, направляясь в район Ону-Метру, ко входу в Архивы. Все теперь обрело смысл. Банда воров и убийц, называемая Темными Охотниками, сотни лет назад пыталась завоевать Метру Нуи. Они, должно быть, оставили одного из своих членов в городе, несомненно для организации тайного нападения в приготовление полномасштабного вторжения.

     Хороший план, - думал Таканува. – И плохо для них, что он вот-вот обернется такой неудачей.

     Он бежал, промчавшись мимо Маторанов, занятых работой по восстановлению города, перепрыгивая через препятствия, полностью сфокусировшись на своей цели. Позже он понял, что если бы обращал больше внимания на то, что его окружает, он мог бы заметить покрытое слизью существо, скользнувшее к нему. Он мог бы спастись сам.

     Таканува уже почти добрался до места своего назначения, когда она напала. Теневая пиявка прыгнула на него, вцепившись в его доспехи мертвой хваткой. Она была голодна, а свет был едой, которую она больше всего любила. Тоа Света представлял собой пир, ожидающий поедания.

     Он вскрикнул, когда создание начало высасывать составлявший его сущность свет. И для обычного существа это было бы болезненно, но для того, кто был связан со светом, как Таканува, это было чистой мýкой. Покидающий его свет замещался темнотой. Инстинктивно он знал, что если это существо не остановить, когда она закончит, он станет Тоа Тени,– если вообще выживет.

     Таканува споткнулся и упал. Боль становилась все сильнее. Если он потеряет сознание, все будет кончено. Он должен сделать что-нибудь немедленно.

     Пиявка прильнула к его нагрудным доспехам, жадно поглощая свет. Доспехи уже стали из золотых серыми, сигнализируя, как близок Таканува к тому, чтобы погибнуть во мраке. С огромным усилием он поднял руку и направил ладонь прямо на пиявку. Потом тонкий мощный луч света вылетел из ладони Таканувы, попав в создание.

     Вначале ему показалось, что он совершил ужасную ошибку. Ударять светом существо, которое светом питалось, - значило сделать ее еще сильнее. Но свет нес с собой тепло – мучительный жар. Теневая пиявка загорелась, и от нее пошел дым. Когда жар стал невыносимым, создание само оторвалось от него и попыталось уползти подальше. Тоа увеличивал яркость луча, пока от теневой пиявки не осталось ничего, кроме дыма и пепла.

     Затем Таканува рухнул, потеряв сознание. Его последней мыслью было: а будет ли он все еще Тоа Света, когда придет в себя, или уже слишком поздно?

     Когда к нему вернулось зрение, Таканува с изумлением огляделся вокруг. Он ожидал, что окажется в комнате Тураги Дума в Колизее, или хотя бы в какой-нибудь Маторанской хижине в Ону-Метру. Вместо этого, он находился в затемненной комнате, где омерзительно пахло гниением. Может, я умер? – удивился он. – И просто жду, пока какой-нибудь По-Маторан сделает резьбу на моей надгробной плите?

     - Нет, ты очень даже жив.

     В смутном свете появилась фигура, движущаяся по направлению к Такануве. По причинам, которые он не мог назвать, Тоа вначале подумал, что это был Макута, пришедший чтобы отомстить. Но, использовав небольшую часть своей силы, он осветил комнату и разглядел существо получше. Она не была Макутой, но она была неописуемо древней и выглядела беспокояще хрупкой. Ее маска и доспехи были покрыты вмятинами и шрамами сотен битв. Она выглядела как Тоа, но форма ее маски и брони не были похожи ни на что, что Таканува когда-либо видел раньше.

     В свете обнаружилась и другая фигура. Этот был Тоа, хотя Таканува его не узнавал. Его Маска Силы соответствовала описанию Сулету, Маски Телепатии.

     - Приятно видеть, что ты еще жив, - сказала женщина таким тихим голосом, что он едва расслышал его. – Когда Тоа Кракуа нашел тебя , мы думали… ну, мы не принесли бы тебя в место смерти просто из-за каприза.

     Таканува сел, что вызвало у него боль, и огляделся. Теперь он понял, что это было за помещение. Он слышал, как Турага Венуа описывал его. Если в Архивах умирали чудовища-Рахи, по случайности или при попытке к бегству, их тела переносили в эту комнату для изучения. К счастью, прямо сейчас в комнате не было трупов, но все равно это было неприятное для посещения место.

     - Кто ты? Зачем ты сюда пришла? – потребовал объяснений Тоа Света.

     - Я Хелрикс, глава Ордена Мата Нуи, - прозвучало в ответ.

     - Я никогда не слышал о нем… и о тебе.

     - Если бы ты слышал, у нас бы был другой повод для беспокойства, - сказала Хелрикс. – А что касается того, зачем я пришла, ответ… надеюсь, он не превысит того, что твой разум способен воспринять.

     - А этот Тоа? – спросил Таканува. – Он член твоей небольшой группы?

     Хелрикс покачала головой:

     - Не член, нет. Но нам был нужен курьер, чтобы передавать послания между нами и такими как ты, тот, кто мог бы делать это, не открывая существование Ордена. Так что мы приняли меры, чтобы Маторан Звука по имени Кракуа достиг своей судьбы и стал Тоа.

     - Я должно быть, ударился головой, когда упал, - пробормотал Таканува. – Очень сильно ударился.

     Лицо Хелрикс потемнело. Она протянула руку к Тоа Света. И тут же он обнаружил, что прижат к стене струей воды.

     - Глупец! – резко сказала она. – Тоа Нува прямо сейчас сражаются за свои жизни, и только ты можешь им помочь. Но чтобы это сделать, ты должен быть вооружен знаниями…. Такими, какие только мы можем тебе дать. Так что ты будешь внимательно слушать, и ты это узнаешь. 

     Это было слишком для Таканувы:

     - Почему я? После этого нападения, я даже не знаю, как много силы у меня еще осталось.

     - Больше, чем ты думаешь, - ответила Хелрикс. – Более 100 000 лет Орден открывал свое существование очень немногим, и только во времена великой необходимость. Сейчас как раз такое время – и нам необходим единственный Тоа, который идет по миру, владея и светом, и тенью.

     - Но я не…

     - Тихо! Пришло время начать.

     Хелрикс жестом подозвала Тоа Кракуа, который выступил вперед. В руке он держал небольшое существо. Оно выглядело как гибрид краны, живущей внутри Бороков, и червеобразной крааты, обитающей внутри брони Ракши. Комбинация была далеко не привлекательной.

     - Не бойся, - сказала Хелрикс. – Тебе необходимо многое узнать и многое надо увидеть. Наша маленькая зверюшка здесь как… приспособление для просмотра.

     При этих словах Кракуа приложил существо к маске Таканувы. Мгновением позже мир вокруг Тоа Света изменился.  Он внезапно увидел события, происходившие в далеком прошлом, когда мир был еще молод. Откуда-то издалека он услышал голос Хелрикс.

     - Смотри и слушай, Тоа Света, - сказала она. – Тебе многое надо узнать – и время работает не на тебя.

0

2

Глава 1

   Таху Нува летел по направлению к болотам Карда Нуи. Обычно, во время движения он продумывал дальнейшие действия, пытаясь угадать, какие опасности могут их ожидать и как с ними справиться. Но сегодня в его голове была только одна мысль:

     Это действительно очень долгий спуск.

     Он  вспомнил, как он и его команда здесь оказались. Более 1000 лет назад злое Братство Макуты напало на Великого Духа Мата Нуи, погрузив это могущественное существо в бесконечный сон. Его бездействие дало Макутам возможность захватить власть над различными землями и распространить свою тьму надо всем миром.

     Задачей Тоа Нува было вывести Мата Нуи из комы и вернуть в мир порядок. До сих пор, это не было легко. Братство имело наготове чудовищ и угрожало им на каждом шагу. Теперь поиски привели их в Карда Нуи, самое сердце мира, место, где могла состояться последняя битва.

     Сразу после прибытия команда обнаружила, что Братство уже здесь. Макуты напали на Маторанов Света, обитавших в этом месте, и почти полностью завоевали регион. После нескольких трудных битв, Тоа Нува поняли, что они должны разделиться. Половина команды осталась наверху сражаться с Макутами, а Таху, Гали Нува и Онуа Нува направились в болота.

     Теперь, когда он думал об этом, этот план не слишком нравился Таху. Бегство от сражения противоречило его природе. Но была веская причина полагать, что на дне болота находится могущественная Маска Жизни. Если Макуты найдут ее первыми, они смогут уничтожить все живое в один миг.

     И вот они мы, летим сквозь туман, такой плотный, что даже я не могу его рассеять, направляясь в грязную лужу, - сказал он себе. – Но даже это еще не было бы так плохо, если бы не ощущение, что с этим местом что-то… не так.

     Некоторое время назад, на другом острове далеко отсюда, Таху побывал в месте, которое Матораны называли «ущельем теней». Там ощущалась какая-то испорченность и неестественность, как если бы структура мира была в этом месте слегка повреждена. Хотя он в то время и не признал этого факта, это глубоко обеспокоило его. Он надеялся, что никогда не окажется в подобном месте снова, но по мере приближения к топям понимал, что его желание не исполнится.

     Вначале в болоте было трудно что-нибудь разглядеть, так оно было окутано туманом и мглой. Но когда три Тоа Нува подлетели ближе, они смогли увидеть торчащие из темной воды участки земли различного размера, большинство из которых состояло из ила и мха. Густая растительность поднималась со дна болот, но большая часть растений казалась странно перекрученной и  деформированной.

     Наиболее заметной особенностью были сталактиты, воткнувшиеся в дно болота во время события, которое Матораны называли «Падением». Обычно эти образования росли с потолка пещеры, сужаясь книзу. Но, после того как они, уже давно, оторвались от потолка пещеры, их хрупкие наконечники стали служить основаниями, а на более широких концах далеко наверху располагались Маторанские деревни. Онуа Нува нахмурился при виде этого. Он достаточно знал о сталактитах, чтобы понимать, как легко они могут свалиться под тяжестью своего собственного веса, унеся деревни в болото.
 
     Гали Нува не обращала на это внимания. Как Тоа Воды, ее интересовала смесь жидкого протодермиса и морской воды, составлявшая болото. Первым, что она отметила, было то, что эта смесь были горячей, в некоторых местах даже кипящей. Еще более удивительным было то, что, несмотря на высокую температуру, она поддерживала жизнь. Не один раз она замечала высовывающиеся над склизкой поверхностью плавники или щупальца. В свое время она повидала много морских созданий и участвовала в сражениях с ними, но она совсем не была уверена, что хотела бы столкнуться с чем-нибудь, что жило в таком месте.

     - Это место обладает всем очарованием логова Макуты, - сказала она.

     Онуа парил в воздухе, не отрывая неприязненного взгляда от болота.

     - Так, - сказал он наконец. – Кто первым поплавает?

     Гали приземлилась на небольшой островок ила. Ее бронированные ноги немедленно погрузились в грязь и завязли в ней:

     - Я не могу сказать, что предвкушаю это, но…

     - Если Маска Жизни под водой, какой у нас выбор? – спросил Таху. – Макуты бы спустились вниз чтобы найти ее.

     - Но вернулись ли бы они когда-нибудь обратно наверх? – спросил Онуа.

     - Она может быть даже не там, внизу, - сказала Гали. – Все, что мы знаем – это что она сюда падала. Она могла приземлиться среди растений, или погрузиться в ил одного из этих маленьких островков. – Она посмотрела вокруг, на огромное болото, тянувшееся на многие мили во всех направлениях. – Она может быть… где угодно.

     - Мы разделимся и поищем ее с воздуха, - решил Таху. – Выбирайте направления. Если заметите что-нибудь, используйте свою элементарную силу чтобы подать сигнал остальным. Если что-нибудь заметит вас… будьте осторожны. Не стоит надеяться, что Макуты еще не здесь.

***

     Онуа Нува летел медленно, каждое его чувство было настороже. Он имел репутацию одного из мудрейших Тоа, и его рассудок говорил ему, что Таху прав. Макуты были где-то в болотах, они должны были здесь быть. Они пришли сюда, чтобы завоевать Карда Нуи, а Братство никогда ничего не делало наполовину. Прежде, чем напасть на деревни высоко наверху, они должны были убедиться, что у Маторанов нет путей отступления.

     Иногда знать так много было проклятием. Онуа слишком хорошо знал всю историю Братства и их битв с Тоа, поскольку в Метру Нуи он провел изучение этой истории. Было небольшое число признанных побед Тоа над отдельными Макутами, но ни одна из побед не была действительно окончательной – Макуты всегда ухитрялись ускользнуть в тень, которую они так любили. Исход других сражений был еще менее ясен. Он давно подозревал, что победа его команды над Макутой была как-то подстроена, с целью не дать героям напасть на след чего-то намного большего.

     Возможно, это и беспокоит меня больше всего, - думал он. – Ощущение, что что-то неправильно в целом. Братство вплотную подошло к тому, чтобы убить Великого Духа Мата Нуи – но зачем? Его смерть будет означать и их смерти тоже, вместе со всем остальным миром. Теперь они сконцентрировали свои силы в Карда Нуи, но, по-видимому, их больше интересуют  нападения на Маторанские деревни, чем что-нибудь еще.

     На первый взгляд, это не имело смысла. Если Карда Нуи действительно был самым важным местом, чтобы когда-нибудь разбудить Мата Нуи – и если Братство не хотело, чтобы это произошло – почему бы просто не разрушить это место? У них есть для этого сила. Почему его оставили таким, чтобы Тоа Нува нашли его нетронутым?

Если только… они не хотели, чтобы мы нашли его. Если только они и не хотят, чтобы  Мата Нуи был разбужен, даже зная, что наказание за то, что они совершили, будет действительно ужасным. Или у них есть причины полагать, что они смогут избежать наказания за свои преступления?

     Эта мысль, более чем все другие, беспокоила Онуа. Как существо, связанное с элементом земли, он знал, что малейший сдвиг почвы в одном месте может привести к обвалу где-то в другом. Он знал, как легко манипулировать землей для своей собственной цели. Макут не интересовали такие вещи, как земля или вода, огонь или лед, но они были мастерами в манипулировании другими. И что, если сейчас они каким-то образом дергают за веревочки… что, если Тоа Нува, не понимая этого, делают сейчас в точности то самое, что Братство от них хочет ...

     Тогда, может быть, мы сейчас не спасаем мир, - понял он. – Мы, может быть, навсегда его губим.

     Он остановился ненадолго передохнуть на илистой отмели в центре болота. Не было никаких следов Маски Жизни или каких-нибудь Макут. Он заметил многочисленных Рахи, которые даже Метру Нуевского архивариуса заставили бы броситься прятаться под кровать. Причудливость жизненных форм приводила в замешательство.  Почему так много странных экземпляров обнаруживается в одном месте?

     Громкое жужжание заставило его обернуться. К нему стрелой неслась Нуи-Копен, атакуя. Онуа и прежде на острове Мата Нуи видел крупных шершней-Рахи, но никогда – такого размера. Он включил свою Маску Силы и ударил насекомое бронированной рукой. От удара Нуи-Копен завертелась в воздухе и упала в болотную воду.

     Ожидая, что существо немедленно вылезет оттуда снова, Онуа приготовился к следующему нападению. Вместо этого, он увидел, что насекомое бьется в грязной воде,  неистово колотя крыльями. Потом, к изумлению Тоа Нува, Нуи-Копен начала меняться. По бокам у нее выросли щупальца, крылья увеличились, а хвост трансформировался в острое ядовитое жало. Когда она взлетела снова, это было совсем другое существо, чем несколько секунд назад.

     Это что-то в воде, - понял Онуа, одновременно вырывая с корнем дерево, чтобы использовать его как оружие. – Какой-то вид мутагена, который подействовал на Нуи-Копен – и это значит, что остальных надо предостеречь!  Если кто-нибудь из нас окажется в болоте, может произойти все, что угодно.

     Новая Нуи-Копен парила в воздухе, ожидая подходящего момента для нападения. Онуа Нува выдернул дерево, готовый размахнуться им, если его враг окажется достаточно близко. Затем что-то ударило Тоа Земли в спину – легкий, безболезненный толчок. В следующее мгновение он уронил дерево и остался неподвижно стоять, опустив руки.

     Онуа изо всех сил пытался двинуться. Он чувствовал, как сгибаются его органические мускулы, но механические части отказывались пошевельнуться. Он был парализован.

     Кто-то или что-то приземлилось в грязь позади него, но Онуа не мог повернуть голову, чтобы посмотреть. Прошли кажущиеся бесконечными минуты, прежде чем гость передвинулся в поле зрения Тоа. Это было существо в желтых доспехах, с отвратительной физиономией и шипами по всей длине его ног. Он держал длинный меч и метатель, система которого была Онуа незнакома. Он осмотрел Онуа сверху донизу прищуренными злыми глазами и тихо рассмеялся.

     - Всегда хотел иметь своего собственного Тоа, - сказал прибывший. – Персонального «героя» Макуты Битила. На колени, Тоа.
     Против своей воли, Онуа Нува опустился на колени. Ему хотелось спросить, как этот Макута контролирует его тело, но он не мог заставить свой рот шевельнуться.

     - Вот этим, - ответил Битил, как если бы услышал вопрос Онуа. Он указал на метатель, который держал. – Небольшое изобретение ремесленников-Нинрахов с Ксиа. Один выстрел, и я контролирую все механические части твоего тела. Могу оставить тебя здесь, на коленях, пока ты не умрешь от голода… или заставить тебя полезть в болото и утонуть… или даже заставить тебя убить твоих друзей.

     Битил ухмыльнулся:

     - Но вначале я хочу показать другим, что я сделал. Мы сходим повидать Крику. Мы все.

     Когда он сказал это, маска, которую носил Макута, вдруг вспыхнула жизнью. В следующий момент, появилось еще полдюжины Битилов, каждый настолько же неоспоримо реальный, как и первый. Онуа обнаружил, что поднимается и взлетает в воздух, окруженный копиями Битила.

     - Вот так, правильно, - сказал Макута. – Знаешь, я всегда хотел иметь домашнее животное…

***

     Гали Нува скользила низко над водой, высматривая какой-нибудь признак Маски Жизни. Бесследно прошло уже три часа, и она начинала терять надежду когда-нибудь найти ее. Она также обнаружила, как тяжело концентрироваться на поисках, зная, что может произойти с ее друзьями, оставшимся наверху с Маторанами.

     Ее изумляло, как это местность может выглядеть такой знакомой и, одновременно, - такой странной. Когда они только прибыли в Карда Нуи, все Тоа Нува внезапно поняли, что бывали здесь раньше. Это было много-много лет назад, когда они были еще так неопытны. И оно выглядело тогда не как сейчас, совсем не так. Но, опять-таки, это было так давно.

     Не в первый раз, она удивилась, как же много тысячелетий она и члены ее команды провели запертыми в канистрах, ожидая дня, когда они могут стать необходимы. Важность их миссии им объяснили с самого начала. Их задачей было однажды пробудить Мата Нуи, если Великий Дух когда-нибудь станет жертвой травмы или нападения. Что никто из них сначала не понял, так это то, что поскольку их роль была настолько жизненно важной, их могли решить наглухо запечатать до того момента, когда придет их время сыграть свою роль.

     Если бы мы знали, согласились ли бы мы? Может быть. Мы были тогда еще так невинны, - думала она. – Но хотела бы я знать, как много хорошего могли бы мы сделать за все эти годы, если бы у нас была свобода действий?

     Гали летела, поглощенная своими все еще фрагментарными воспоминаниями. Может быть, если бы она была более бдительна, она бы услышала, как что-то поднялось из болота, над которым она только что пролетела. Снова, как уже происходило 100000 лет, никто не замечал Макуту Гораст, пока не становилось слишком поздно.

***

     Таху Нува был первым из команды, кто заметил что-то необычное, хотя это и не была Маска Жизни. Он не знал точно, что это такое, хотя что-то в глубине его разума говорило ему, что он должен бы узнавать это.

     Это была сфера без видимых отверстий, встроенная в камень одного из упавших сталактитов. Сооружение выделялось на общем фоне, потому что было явно искусственным – сделанным из металла, а не из камня – и сконструированным разумными существами. Таху сомневался, что это Маторанское сооружение, поскольку Матораны провели в болотах минимально возможное время.

     Если это принадлежит Макутам, это опасно, - думал он. – Но если это создано кем-то еще, оно может дать ответы на вопросы. Так или иначе, это стоит проверить.

     Таху полетел по направлению к сфере, готовый к возможной засаде, но тем не менее полный желания исследовать объект. Это было именно то, на что он надеялся в свои первые моменты жизни Тоа: исследовать неизвестное, разгадывать тайны и делать все это, служа справедливости. Его методы не всегда встречали поддержку со стороны членов его команды, но никто не мог подвергнуть сомнению его самоотверженность.

     Он облетел строение по кругу. Рядом с ним не было никаких признаков каких-либо враждебных существ, и даже никаких зверей-Рахи. Не было и никакого видимого оружия. Но Таху не оставался бы в живых так долго, будь он глупцом.  Он активировал свою Маску Защиты, создав вокруг себя энергетическое поле, и потом двинулся на исследование.

     Мгновением позже – удар! Таху столкнулся с барьером, которого он не видел. Произошла вспышка чистой энергии, и следующее, что он понял  - что отброшен назад, прямо в болото. Оглушенный, он едва сумел сохранить над собой свой щит. Это и спасло его, когда он врезался в рощицу деревьев, в противном случае удар вдребезги бы разбил его доспехи.

     Таху свалился вниз, в грязь, и лежал там, бесчувственный. Все было спокойно и тихо. Болотные птицы глядели вниз с веток на это странное зрелище, насекомые жужжали над его распростертым телом. Внезапно Рахи бросились врассыпную, а температура резко понизилась. Мгновением позже, бледная прозрачная фигура медленно, как призрак, выплыла из ила. Существо на мгновение заколебалось, потом сделалось плотным, наконец, опустилось на четыре длинные ноги с зазубренными когтями. Низко склонившись над Таху, прибывший приготовился поесть.

Интерлюдия 1

     Таканува: видение прошлого…

     Существо в красной броне открыло глаза и огляделось. Он не знал, где находится, и не имел понятия, кем могут быть пятеро, находящиеся рядом. Каждый из них лежал на плите, как и он сам, и каждый носил цветную броню и маску. Но там, где он был красным, они были других цветов: белого, синего, зеленого, черного и коричневого.

     Конечно, тот факт, что он не знал, кто они, особо не удивлял. В конце концов, он не был уверен и в том, кто такой он сам.

     Он начал подниматься, но обнаружил, что не может этого сделать. Толстые полосы металла обхватывали его тело, удерживая прижатым к плите. Даже не зная своей истинной сущности, он тем не менее знал, что не любит быть связанным. Он попытался напрячь всю свою силу и разорвать путы, но безуспешно. Его расстройство и раздражение росли. А затем металл внезапно стал мягким и превратился в расплавленную жидкость, которая стекла с него на пол.

    Это я сделал? - удивился он, садясь.

     На соседней плите фигура в белых доспехах заморозила свои оковы и затем легким движением разбила их. Все остальные нашли свои собственные способы освободиться.

     - Ну, мы все свободны, - сказал тот, кто был в красной броне. - Что теперь? Кто-нибудь знает, где мы... или кто мы такие?

     Ответ пришел, но ни от кого-нибудь из них. Вместо этого, прозвучавший в ответ голос, казалось, исходил ото всей комнаты:

     - Вы Тоа.

     Фигура в коричневой броне спрыгнула с плиты и встала на ноги:

    - Тоа! Эй, это круто. Я всегда хотел стать Тоа, - он посмотрел наверх, адресуя свои следующие слова потолку. - Только один вопрос: а что такое Тоа?

   - Тоа - это герой, - ответил голос. - Каждый Тоа управляет элементарной силой, которую можно фокусировать через ваше оружие. Каждый из вас также носит Великую Маску, у каждого со своей собственной силой. В свое время вы узнаете об этих силах и о том, как их контролировать.

   Тот, кто носил белые доспехи, нахмурился:

     - Для кого мы должны быть героями и зачем? Ты говоришь, что мы обладаем великими силами, но что мы должны с ними делать? Слишком много вопросов, на мой вкус...

    Невидимый собеседник тихо рассмеялся:

     - Ты недооцениваешь себя, Копака - да, это твое имя. Вопросы всегда будут разжигать в тебе жажду найти ответ. Но сейчас настало время вам познакомиться.

     На потолке над Копакой зажегся светокамень, и голос сказал:

     - Копака, Тоа Льда.

     Один за другим, светокамни загорались над каждым из них, и голос говорил их имена.

     - Гали, Тоа Воды.

     - Похату, Тоа Камня.

     - Онуа, Тоа Земли.

     - Лива, Тоа Воздуха.

     Последним, кого назвали, был тот, кто носил красную броню.

     - И Таху, Тоа Огня. Он будет вашим лидером.

     Это, похоже, удивило Копаку, который резко сказал:

     - Мне кажется, что стоило позволить нам самим выбрать лидера.

     - Я должна с этим согласиться, - тихо сказала Гали. - Я имею в виду, никто из нас ничего не знает об этом Таху. Что, если он чересчур импульсивен, чтобы стать хорошим лидером? Что, если у него недостаточно способностей для работы с командой, или он не может объяснять, или...

     Лива захихикал:

     - Или что, если он просто идиот?

     Заряд пламени от рассерженного Таху пролетел так близко от Тоа Воздуха, что его маска сильно нагрелась. Лива поднял руку и сдернул маску. И немедленно почувствовал такую слабость, что едва не упал. Похату и Онуа бросились поддержать его.

     - Вы не должны снимать маски, если только не хотите заменить одну на другую, - сказал голос. - Без них вы становитесь вдвое слабее.

     Лива немедленно вернул горячую маску обратно на лицо:

     - Спасибо... оу!.. что сказали нам, - он повернулся, чтобы посмотреть на Таху. - А что до тебя, огнелетка, лучше будь осторожен, иначе тебя однажды сдует большой ветер.

     - Большой ветер, - сказал Таху, кивнув. - Да, это ты, согласен.

     Копака решил проигнорировать спор:

     - Так мы команда, - сказал он их незримому хозяину. - И снова я спрашиваю - для какой цели? Что мы должны делать?

     Часть дальней стены скользнула в сторону. За ней была лишь тьма.

     - Проход к другой тайне, возможно, - сказал Онуа. - Интересно, полна ли таких жизнь Тоа?

     - Тогда это будет лишь первый из множества, через которые мы пройдем, - ответил Таху. - Пошли.

     За дверью оказалась длинная узкая платформа, выступающая в пустое пространство большой сферической комнаты. Похожее на пещеру помещение было совершенно темным. Один только Онуа мог что-то видеть в ней, благодаря великолепному ночному зрению, которым другие не обладали.

     Это совсем не было счастьем, поскольку позволяло ему видеть, как высоко над землей они находятся. Он нервно поглядывал за край платформы. Будучи созданием земли, высоту он не любил.

     Затем неожиданно вспыхнул свет. В воздухе высветился символ и безмолвно завис перед глазами Тоа. В центре символа находился овал, к которому на северо-востоке и юго-западе примыкали меньшие по размеру. С обеих сторон трех овалов располагались большего размера изгибающиеся фигуры, заостряющиеся на концах. 

     Голос заговорил снова.

     - Вашим миром управляет и защищает его Великий Дух Мата Нуи. Вы, в свою очередь, должны быть защитниками Мата Нуи. То, что вы видите перед собой – символ его силы и воли.

     Похату первым выразил словами то, что думали Тоа:

     - Если он «Великий Дух», почему ему необходима защита?

     - Мир огромен и полон опасностей, - ответил голос. – Если Мата Нуи когда-нибудь будет повержен, ваша роль – ваша судьба – вернуть ему силу. Если такое время настанет, вы поймете, что делать.

     - А до тех пор? – спросил Таху. – Мы будем просто сидеть и ждать?

     - Вы будете тренироваться. Вы будете учиться, - сказал голос. – И, со временем, вы станете помогать Маторанам, которые работают, выполняя волю Мата Нуи.

     - Верно, – сказал Похату. -  Эй, Матораны, вероятно могли бы воспользоваться нашей помощью. Знаете, что такое работать целый день, выполняя чью-то волю, и всё?

     Все пятеро остальных Тоа повернулись взглянуть на Похату. Наконец, Гали улыбнулась и сказала:

     - Ну хорошо, Похату.  Давай. Скажи это.

     Похату пожал плечами, посмотрел наверх и спросил:

     - Ладно, сдаюсь: что такое Матораны?

0

3

Глава 2

    Битилу, его двойникам и Онуа Нува потребовалось всего несколько минут, чтобы добраться до логова Крики в гуще болота. Там не было ни следа кого-то живого, только мертвые Рахи, лежащие в грязи. Это явно не обеспокоило Битила, который приземлился на небольшом островке и замер в ожидании.
    – Крика? Покажись.
    Онуа Нува хотелось оглядеться, чтобы посмотреть, не приближается ли кто-нибудь... и внезапно он понял, что может это сделать. Чем бы Битил ни выстрелил в него, эффект от этого уже прошел. Но он остался абсолютно неподвижен, не собираясь дать Макуте понять, что его тело вновь принадлежит ему.
    – Его никогда не увидишь до последнего момента, – пробормотал Битил. – Ненавижу это.
    Остальные Битилы согласно кивнули, кроме одного, который казался крайне смущенным. Теперь, когда Онуа присмотрелся к нему повнимательнее, он понял, что это конкретная версия Битила была не точной копией остальных. В самом деле, его внешность была иной - ему недоставало лезвий на ногах и жуткого лица, которые были у его компаньонов.
    Тоа Земли не имел представления о том, что тут происходит. Но, что бы это ни было, оно началось с того Макуты, который поймал его. Он подождал, пока тот не повернулся к нему спиной, и взял его в захват. Тоа развернулся вместе с Битилом, в то время как остальные рванулись вперед.
    – Я бы не стал, – сказал Онуа. – Если вам нравится его тело с прикрепленной головой.
    Шесть пар рук протянулись к Онуа. Энергия тени начала собираться в двенадцати ладонях, пока дубли Битила готовились к атаке.
    – Что случится с твоими двойниками, если оригинал умрет? – продолжал Онуа. – Ты действительно хочешь это выяснить?
    Битил, которого Онуа взял в заложники, начал смеяться. Потом одним легким движением плечами он вырвался из захвата Тоа и поверг Онуа наземь перед дублями.
    – Ты идиот, – сказал Макута Битил. – Они не просто двойники – они и есть я. Они все – я. Каждый вырван из прошлого, чтобы помогать мне в настоящем. Мгновенная армия, всегда верная, и я могу вызвать столько, сколько мне необходимо. Видишь?
    Поднимаясь, Онуа увидел, как шесть Битилов стали дюжиной, затем двумя дюжинами, затем примерно пятьюдесятью. Некоторые стояли, некоторые летали, некоторые были в точности похожи на Битила, а некоторые едва его напоминали. Но все они ненавидели вид Тоа.
    – К сожалению, они – мы – никогда не помним того, что увидели в собственном будущем, – продолжил Битил. – Жаль, что они не вспомнят момент твоей смерти.
    Онуа опустился на колени.
    – Тогда, полагаю, стоит сделать его... запоминающимся, – сказал Тоа Земли.
    Закрыв глаза, он призвал свою элементарную силу. Управляемое его волей, вещество островка взорвалось, взметнув тонны грязи в воздух. Вместе с грязью ввысь понесся Онуа, подальше от Макуты Битила и его легиона.
    Когда он решил, что находится достаточно высоко, он повернулся и увидел, что за ним летит один измазанный в грязи враг. Сосредоточенность Битила была нарушена, что отключило силу его маски, послав двойников обратно в прошлое. Онуа приготовил свой скайбластер Мидак - а затем к своему удивлению понял, что его оружие больше не было скайбластером. Оно превратилось во что-то, напоминающее пускатель Битила. Ну, тогда ничего не выйдет, подумал Онуа, выстрелив.
    Ракета попала точно в его противника, но результат был абсолютно неожиданным. Сфера чистой энергии образовалась вокруг Макуты, отрезав того от Онуа. В следующее мгновение сфера рухнула как камень, унеся Битила обратно в топь.
    Онуа повернул направо и улетел. Он должен был предупредить остальных, что Макуты уже здесь... если еще не слишком поздно. Но как найти Гали и Таху?
    Половина этой проблемы внезапно разрешилась. Огромный огненный шар взметнулся в воздух на востоке. Это был призыв о помощи - или Онуа никогда их не видел. Отрегулировав наклон крыльев и запустив турбины на своей броне, он направился к битве.

    Гали Нува не могла поверить своей удаче. Нет, она не заметила Маску Жизни, но увидела то, что было похоже на ключ-камень. Тоа Нува нашли куски древней таблички в деревнях Маторанов наверху. На них были вырезаны инструкции, как разбудить Великого Духа Мата Нуи. Но эти фрагменты были бесполезны, пока не найдены все шесть и не прочитаны вместе.
    Этот конкретный кусок камня был обвит лианами крупного болотного растения. Ей хотелось пролететь и быстро схватить его, но вмешались воспоминания. Она вспомнила рассказанные Турагами легенды о злобном, разумном растении под названием Морбузак, которое однажды пыталось сокрушить город Метру Нуи. Невозможно было судить о том, что может расти в этом странном месте. Лучше действовать осторожно.

    Макута Гораст не могла поверить своей удаче. Застряв в этом убогом болоте, мутировав под действием воды и больше не способная изменять внешний вид, она начала сомневаться в своей роли в плане Братства. Несомненно, ей суждено заниматься большим, чем шляться по грязи, питаясь крошечными запасами света из Рахи? Может быть, Макута Икаракс все это время был прав... этот великий План предусматривал слишком много ожидания и слишком мало убийств.
    Она немедленно прогнала эту мысль. Только План имел значение, и ничто больше - уж явно не нужды любого Макуты в отдельности.
    Но сейчас Судьба послала ей Тоа, без сомнения, до краев полную света. Ей хотелось тихо подлететь на крыльях-лезвиях и напасть, оставив от этой Тоа Воды только высушенную оболочку. Но она слышала от остальных Макут достаточно историй о том, что Тоа иногда опаснее всего, когда они кажутся совершенно беззащитными. Лучше всего, решила она, действовать осторожно.

    Небольшая волна болотной воды разбилась о растение, заставив его сотрястись. Когда волна откатилась, ключ-камень все еще был крепко зажат его ветвями. Гали вызвала другой водяной кулак, нацелив его прямо на то место, где застрял камень. На этот раз обломок слегка сдвинулся, начав освобождаться из хватки растения. Еще три попытки, и камень упал на мягкую землю.
    Гали наклонилась, чтобы поднять его. Теперь осталось недолго.

    Гораст смотрела, как Тоа Воды высвобождает кусок камня из растения с помощью своей элементарной силы. Она смутно припоминала, что Антроз говорил ей, что, если она увидит такой камень, то она должна взять его и принести ему. Но ее жажда света до последнего времени прогнала этот приказ из ее разума.
    Все лучше и лучше, подумала она. Я высушу Тоа и одновременно выполню приказ.
    Ключ наконец освободился, и Тоа наклонилась за ним. Гораст вошла в пике. Теперь осталось недолго.

    Кулак Гали сомкнулся вокруг камня, когда она вспомнила что-то. Это было смутное воспоминание о чем-то, сказанном ей давным-давно. Она была в пустынном, невыносимо жарком месте, судя по всему. Была битва, и она проиграла, хоть и не врагу. Кто-то стоял над ней.
    – Опасность – не всегда то, что ты видишь, – говорил он. – Часто это то, чего ты не видишь, пока не становится слишком поздно.
    Эта мысль заставила ее повернуться. Гораст пикировала на нее. Гали, не задумываясь, встретила Макуту здоровенным водяным кулаком.
    Гораст бешено завертелась в воздухе, в итоге вцепившись в дерево четырьмя когтистыми руками. Злобно шипя, она бросилась на Гали. Тоа метнула еще один водяной заряд. Гораст увернулась и ударила головой Гали в живот. Та врезалась в дерево, вырвав его с корнем и уронив в болото.
    Гораст приземлилась в грязь и побежала к упавшей Тоа. Оглушенная, Гали все же смогла создать вокруг головы Гораст водяной шар, лишив Макуту воздуха. Гораст попыталась стряхнуть его, но шар не поддался.
Гали взглянула на свое оружие, обнаружив, что оно превратилось в абсолютную копию того, что носила Гораст. Она выстрелила, одновременно убрав шар, и цепи из энергии обвились вокруг Гораст, подобно змеям.
    – Сдавайся. Или ты предпочтешь еще поплавать на суше, Макута? – спросила Гали. – Ведь это ты и есть? Еще один Макута?
    – Гораст, – сказала ее пленница. – Макута полуострова Трен Кром, госпожа кислотных дождей, завоевательница орды Висораков – а ты Гали Нува, Тоа Дождевых Капель.
    Легким движением плеч Гораст разорвала связывавшие ее цепи.
    – И Макуты не сдаются… по той же причине, что и Тоа не убивают.
    Гораст выстрелила из бластера Нинрах. Гали наклонилась, с трудом уйдя от выстрела, и выпустила очередь водяных зарядов, скользя по грязи. Гораст отбила все атаки четырьмя руками и начала наступать. Быстро сориентировавшись, Гали увеличила влажность грязи под ногами Гораст. Макуту начало затягивать в землю под весом ее брони. Она попыталась улететь, но грязь цеплялась за нее, как нечто живое и голодное.
    – Вы, Макуты, думаете, что мы слабы, раз не убиваем врагов, – сказала Гали, поднимаясь и подходя к Гораст, пытавшейся вырваться. – Но иногда смерть может быть милостью. Иногда худшее, что ты можешь сделать с врагом – это оставить его жить.
    Гораст кивнула:
    – А иногда худшее – лишить противника этого удовольствия.
    С этими словами Гораст закрыла глаза и исчезла в грязи. Гали бросилась вперед, ошеломленная тем, что Макута предпочла не сдаться, а покончить с жизнью. Не было видно никаких признаков Гораст, даже пузырьков воздуха на поверхности.
    – Глупая, – пробормотала Гали. – Неужели жизнь, даже собственная, ничего не значит для нее?
    Грязь позади нее взорвалась. Гораст вырвалась из-под земли, подобно духу мщения, и направила свое жало в спину Гали.
    – Моя жизнь ничего не значит, – сказала Макута. – Твоя жизнь ничего не значит. Только План имеет значение.
    Огромный огненный шар взлетел в воздух, освещая ужасающее зрелище света, высасываемого из Тоа… если бы хоть кто-то мог это видеть.

    Таху Нува ненавидел холод. Возможно, именно поэтому он всегда враждовал с Копакой, Тоа Льда. Огонь нес тепло и свет, с его помощью создавали маски и инструменты, он был необходим для самой жизни. Лед же не приносил ничего, кроме смерти.
    Сейчас, лежа в грязи, он чувствовал холод, проникавший в самые его мускулы и угрожавший навечно заморозить их. Он никогда не чувствовал ничего даже отдаленно похожего на это, даже во время тренировок с Копакой. Это казалось не физическим морозом, а скорее холодом, сковывающим душу.
    Таху открыл глаза. Первым, что он увидел, была длинная, белая, насекомоподобная нога, усеянная острыми, изогнутыми шипами. Она слегка сдвинулась в грязи, открыв взору еще три такие же. Их обладатель склонился над Таху, но Тоа Огня сомневался, что его собираются вежливо будить.
    Несмотря на холод, Таху заставил себя откатиться. Оказавшись на некотором расстоянии от гостя, ему удалось рассмотреть того – и немедленно пожалеть об этом. У существа стоявшего перед ним, была длинная, узкая, белая голова с костяным гребнем, тянувшимся изо лба до середины спины. Его передние ноги были очень длинными, задние – гораздо короче, а в руке он держал оружие. Оно казалось каким-то чудовищным Рахи, и оно смотрело на Таху алыми, полными ненависти глазами.
    – Когда-то я был похож на тебя, – сказало жуткое существо.
    – На меня? Ты имеешь в виду, что был Тоа? – спросил Таху. Он уже был на ногах, приготовив оружие.
    Существо рассмеялось. Это прозвучало как хруст раздавленного скелета.
    – Нет. Когда-то я был живым, как ты: крепким и цельным, не нуждающимся ни в ком и ни в чем. Я был Макутой Крикой, мое имя произносили шепотом в легендах в половине изученной вселенной. А теперь…
    – Что изменилось? – спросил Таху. Он обратил внимание, как тихо говорил его собеседник – старая уловка, чтобы подманить потенциальную жертву поближе. Тоа не собирался поддаваться на нее.
    – Все изменилось, Таху… о да, я знаю, кто ты, – сказал Крика. – Изменилось, в тот день, когда Макута Теридакс раскрыл свой план покорить Великого Духа, и мы последовали за ним – кто-то из страха, кто-то из жадности, кто-то по… другим причинам.
    Крика пожал плечами, пугающе острые концы его передних ног оказались на виду на мгновение перед тем, как вновь погрузиться в грязь.
    – Наш великий План. Он стоил Братству Макуты много времени и денег. Мне он стоил еще больше.
    – Почему  ты рассказываешь мне все это? – спросил Таху.
    – Ты знаешь, почему Братство Макуты так ненавидит Тоа?
    – Я могу придумать множество причин, – ответил Таху.
    – Потому, что вы являетесь теми, кем мы когда-то давно могли лишь притворяться – героями, творящими добро не ради награды. Вы получали славу и овации, которых нам всегда недоставало. Поэтому мы называем вас глупцами или чем похуже, и истребляем вас… потому, что мы не можем быть вами.
    – Я должен пожалеть тебя? – огрызнулся Таху. – После всего зла, причиненного тобой и твоим родом? Не думаю. Облегчай душу перед теми, кому это интересно.
    Крика вновь пожал плечами:
    – Я просто подумал, что ты захочешь узнать…
    Температура внезапно упала. На этот раз Таху казалось, что из его тела выкачивают энергию. Слишком ослабший, чтобы стоять, он упал в грязь.
    – …Почему ты должен умереть, - закончил Макута.
    Мир закружился вокруг Таху. У него было время лишь на одно действие, и если это не сработает, он будет мертвым Тоа. Невероятным усилием он поднял руку и метнул огромный огненный шар высоко в небо. Оставалось лишь надеяться, что Гали или Онуа увидят его вовремя.
    Крика посмотрел наверх, следя за полетом сгустка пламени. Он улыбнулся, но это была грустная улыбка, потому что он слишком хорошо знал Тоа. Огонь Таху  позовет на смерть других. Они были обречены.
    И, может быть, подумал Крика, это единственное, что у меня есть общего с моими врагами.

Интерлюдия 2

Таканува: видение прошлого продолжается…

    Гали тяжело упала на землю, не в первый уже раз. Ее мышцы болели, ее броня треснула в нескольких местах, ее Маску Силы уже сбивали с полдюжины раз. Она устала, была сердита, и она все еще не видела во всем этом смысла.
    – Я тоа Воды, – проворчала она, поднимаясь. – И что я здесь делаю?
    Ее тренер, Гидраксон, покачал головой:
    – Ты Тоа Воды. Да, это так. Соответственно, враги будут стараться нападать на тебя только тогда, когда вокруг будет довольно воды… и такого не случится.
    Быстрее, чем она могла уследить, он метнул в Тоа бумеранг. Тот нырнул вниз и ударил ее по ногам, заставив вновь упасть на землю.
    Гидраксон обвел рукой окружающий ландшафт. Они были в иссушенной пустыне, простиравшейся так далеко, сколько мог видеть глаз. Влажность воздуха была близка к нулю.
     – Если тебе нужна вода, тебе придется сделать ее самой, – сказал он. – Если, конечно, я не порублю тебя до того, как ты сможешь это.
    На этот раз Гали подпрыгнула и атаковала Гидраксона, размахивая своими инструментами-крюками. Тот подставил под один из них запястье, схватил Тоа за кисть свободной рукой и перекинул через бедро. Гали приземлилась на спину.
    – Я могу заниматься этим весь день, – сказал Гидраксон, улыбаясь. – И если ты продолжишь думать сердцем, а не головой, то мне просто придется это делать.
    Гали поднялась, но на этот раз не стала нападать. Вместо этого она сделала несколько шагов назад, не спуская глаз с рук Гидраксона. Если он вздумает швырнуть еще одно лезвие или бумеранг, то на этот раз она будет готова.
    Как выяснилось, его руки так и не пошевелились. Вместо этого он пнул ближайшую дюну, бросив ей в лицо кучу песка. Пока Тоа была ослеплена, он метнул два кинжала, выбив оба крюка из ее рук.
    – Теперь ты безоружна и не можешь видеть, – сказал он. – Это значит, что тебе осталось жить где-то полсекунды, и то если твой противник окажется тормозом.
    Продолжай болтать, подумала Гали. Посмотрим, у кого сколько времени осталось.
    Сконцентрировавшись, она выстрелила из ладони струей воды. Та ударила Гидраксона с силой небольшого взрыва, повалив его на землю. Когда ее зрение прояснилось, Тоа Воды увидела, что он тянется к своему оружию. Она выстрелила еще раз, приковав его к земле струей.
    – Сдаешься? – спросила она.
    – Ни на секунду, – ответил Гидраксон.
    Гали слишком поздно услышала движение за своей спиной. Серебряная энергетическая гончая врезалась в нее, заставив уткнуться лицом в песок. Так как это нарушило ее сосредоточенность, струя воды исчезла. Гидраксон поднялся, схватил ее за шкирку и рывком поставил на ноги.
    – Познакомься со Спинаксом, – сказал он, показывая на четвероногого зверя, все еще настороженно разглядывавшего ее. – Когда я закончу с вами, будущими героями, я получу новое назначение, и он отправляется со мной. Ну а пока он помогает мне доказывать, что опасность – не всегда то, что ты видишь. Часто это то, чего ты не видишь, пока не становится слишком поздно.
    Гали выплюнула песок. Каким-то образом она сумела выдавить улыбку:
    – Не завидую тем, кто будет работать с тобой на следующей твоей работе.
    К ее удивлению, лицо Гидраксона помрачнело:
    – Не надо. Поверь мне, тебе совсем не надо им завидовать.
    Гали, которой внезапно стало неуютно, попыталась сменить тему:
    – Ну, урок выучен. Мы закончили на сегодня?
    Гидраксон, глубоко задумавшийся, казалось, внезапно вспомнил о ее присутствии:
    – Хммм? Нет, нет. У тебя будет фора в пятнадцать минут. Потом я пошлю за тобой Спинакса. Говорят, что он может проследить облачко энергии в любой части планеты… так что, думаю, тебе лучше начинать бежать.
     – И чему меня это должно научить? – вопросила Гали.
     – Это тренировка не для тебя, – ответил улыбающийся Гидраксон. – Это тренировка для него.

    Когда Гали добралась до жилища Тоа, она была вымотана и зла.
    – Маска Дыхания Под Водой, – вздохнула она. – Очень полезна, когда вокруг нет воды.
    Похату засмеялся:
    – Я думал, что смогу убежать от зверюги с помощью своей маски, но этот поганец никогда не сдается. Бежал так быстро, что песок превращался в стекло, но Спинакс все равно поймал меня, стоило чуть-чуть снизить скорость. Этот тест прошел только Копака.
    Гали повернулась к Тоа Льда:
    – Что ты сделал?
    Копака пожал плечами:
    – Я заморозил его.
    – Ты не мог!
    – Он смог, – сказал Лива. Тоа Воздуха парил над полом. Он решил овладеть своей Маской Левитации в совершенстве, и его ноги теперь почти никогда не касались земли.
    – И что случилось потом? – спросила Гали.
    – Ничего, – буркнул Копака.
    – Ничего? – хихикнул Онуа. – Гидраксон похвалил его за нестандартное мышление.
    – А потом избил, – добавил Таху. – Он сделал это шесть или восемь раз подряд, братец?
    – Я не видел, чтобы ты смог этого избежать, Тоа Пепла, – ощетинился Копака.
    – Думаю, Маска Защиты не очень-то помогает, когда бумеранги летят к тебе со спины, да, Таху? – спросил Лива.
    Онуа посмотрел на Таху и Копаку и увидел, что никто из них не смеется.
    – Ну, нам всем надо стараться сильнее, – сказал Тоа Земли. – Однажды мы будем сражаться не с тренером, а с реальным противником.
    – Давно пора , – сказал Копака. – Может, хоть тогда будет меньше болтовни.
    Лива опустился на землю позади Гали.
    – Очень дружелюбный, да? – прошептал он.
    – Он одиночка, но достаточно умный, чтобы понимать, что в одиночку ему не добиться успеха, – ответила Гали. – Это злит его, но он старается заморозить это у себя внутри.
    – Когда Таху продолжает раздувать пламя между ними, словно пытаясь что-то доказать, – сказал Лива. – Может быть, нам стоит держаться рядом, сестра. Эти двое могут привести нас к гибели.

0

4

Глава 3

     В течение своей жизни Гораст получила несколько действительно мощных ударов. Какой-то громила по имени Крекка однажды попытался остановить её, когда она шла по своим делам, и аргументировал своё действие выстрелом, отправившим Макуту сквозь стену (не так много времени спустя он сполна заплатил за это). Было время, когда она оказалась не с той стороны несущегося Таторака.
     Но ничто не могло сравниться с захватом Онуа, который поднял её высоко в воздух и ударил о землю со всей своей силы и мощью, которую предоставила ему его маска. Даже для грубой силы Макуты мир пошёл кругом.
     - Лежи тут, пока я проверю Гали, - произнёс Онуа, чей тон напоминал назревающее землетрясение. – И если она ранена, то уж извини, я отправлю тебя обратно в то место, откуда ты пришла, по частям.
     Онуа сделал пару шагов назад, чтобы держать Гораст в поле зрения, пока он осматривает повержённую подругу. Гали дышала, и, похоже, не была сильно ранена, просто оглушена. Чем бы эта штука не была – очередным Макутой или каким-нибудь Рахи, и что бы она не делала в момент появления Онуа, она не зашла слишком далеко в свои действиях.
     Гораст не шевелилась. Она лежала в грязи и рассматривала Онуа с… яростью? Нет, тут было нечто другое, осознал Тоа. Нечто более беспокоящее: голод.
     Онуа поднял Гали на ноги. Гораст тоже неуклюже поднялась одновременно с ними.
     - Будь осторожен, - прошептала Гали. – Она опасна.
     - Ты ведь Онуа, не так ли? Который мудрец? – Прошипела Гораст. – Умный и сильный, но никогда - лидер… всегда обречённый следовать приказам дураков вроде Таху. Братство сделает тебя королём. Ты можешь получить в управление весь Метру Нуи, Тоа… всё, что тебе нужно сделать, это встать на мою сторону.
     - Мои доспехи чёрные, - ответил Онуа, - но это не относится к моему сердцу. Мой ответ: нет.
     Гораст ринулась на него. Онуа встретил её фонтаном грязи из-под земли. Пока Макута пробивалась через него, Тоа Земли подхватил Гали на руки и полетел прочь к тому месту, где он увидел шар огня. Он должен найти Таху, чтобы втроём они могли противостоять врагу.
     Гораст взлетела вслед за ним. Она отлично знала, куда они направляются, и совершенно не волновалась на этот счёт. Свет троих Тоа будет незабываемым пиром.
     
     Мозг Таху работал, даже несмотря на то, что его тело лишилось энергии. Он смог выяснить, что с ним происходит. Крика выкачивал энергию из своих жертв. Если жертвы не было, он черпал её из окружающей среды. Это объясняло падение температуры, которое сопровождало его появления. Теперь от Таху требовалось сообразить, как с этим бороться.
     Температура… жар… холод – вот ключ, подумал он, Куда бы он ни шёл, воздух холодеет… Если это то, что к чему он привык… может, мне удастся приготовить прожаренного Макуту.
     В данный момент пламя было за пределом его возможностей, но генерировать жар Таху ещё мог. Он направил всё, что оставалось от его энергии, в землю, пожелав, чтобы почва и вода нагрелись, и грязь вскипела. Крика издал вопль боли и стал бесплотным. Он воспарил над бурлящим котлом, который секунду назад был лишь клочком земли в обширном болоте.
     Таху не заботил побег Крики. Он добился цели – утечка энергии остановилась. Может, из-за ожогов, или из-за превращения в свою призрачную форму, но время обеда Крики закончилось.
     Тоа Огня взглянул вверх и увидел другие хорошие новости. Онуа и Гали были на подлёте. Правда, на хвосте у них висели два злобных на вид существа, но всё равно, вид приближающихся соратников был лучшим, что он когда-либо видел.
     Таху впитал жар из земли обратно настолько, чтобы Онуа и Гали смогли приземлиться. Крика проплыл над их головами, в то время как преследователи Онуа кружили как осы Нуи-Рама. Таху заставил себя подняться и создать щит вокруг себя и остальных Тоа Нува.
     - Я вижу, ты привёл с собой компанию, - сказал он Онуа.
     - Не мог ничего поделать. Гали была слаба, да и ты выглядишь не лучшим образом.
     - Мой щит выдержит пару ударов, а затем… - ответил было Таху, но тут его глаза сфокусировались на чём-то в небе. – Подождите-ка, а это что?
     Онуа повернулся, чтобы посмотреть и заметил, что три Макуты сделали то же самое. Тем, что они заметили, оказался другой Макута, Чирокс, камнем падающий с неба. Очевидно, он не мог контролировать этот полёт. Онуа догадался, что он получил неслабый удар от одного из трёх Тоа Нува, сражающихся в небесах наверху.
     Гораст, Битил и Крика отреагировали незамедлительно, полетев или поплыв, чтобы перехватить своего брата. Это было превосходный момент для побега, но, поскольку Таху и Гали потратили слишком много энергии, Онуа не был уверен, что им удастся убежать далеко.
     - Сюда, - раздался тихий голос слева. – Идите сюда, скорее.
     Онуа увидел того, кто произнёс эти слова – Ав-Маторан, подзывающий Тоа из-за болотной листвы.
     - Я отведу вас в безопасное место, - сказал Маторан.
     Онуа знал, что это может оказаться ловушкой, но в данной ситуации ему пришлось пойти на риск. Таху кивнул в знак согласия, и три героя последовали за Матораном в глубины болота.
     Они остановились на маленькой поляне, окружённой светолианами, растениями, которые использовали Матораны Карда Нуи, защищаясь от Макут. Естественные источники света, лианы были болезненны для любого приблизившегося повелителя теней. Но трёх Тоа поразило то, что лежало на земле – около дюжины тел Маторанов, которые определённо находились в состоянии какой-то трансформации.
     Онуа рванулся к лежащим жителям, но сопровождавший их Маторан остановил его:
     - Не мешайте. Пришло их время, моё тоже скоро придёт.
     - Их время? Для чего? – спросила Гали, отталкивая Онуа и Маторана. Она подбежала к ближайшему жителю, но от увиденного у неё перехватило дыхание и она отступила.
     Тело Ав-Маторана менялось на глазах. Мышечные ткани и лёгкие растворялись, заменяясь металлическим протодермисом. Форма тела тоже менялась, становясь больше и шире, и даже обычные черты Маторана быстро исчезали. Но не это шокировало Гали и остальных Тоа Нува. Нет, их шокировало то, что они узнали тех, в кого превращались Ав-Матораны.
     - Бороки. – Прошептала Тоа Воды, дрожа всем телом. – Во имя Великих, они превращаются в Бороков!
     
     Крика первым заметил, что Тоа Нува исчезли. Битил и Гораст были за немедленное преследование, но Крика отмахнулся.
     - Куда они смогут убежать? Вы знаете не хуже меня, что они не покинут болота без вот этого, - сказал он, подняв переднюю лапу с зажатым между шипами ключ-камнем. Привычным движением он передал камень Битилу.
     - Что если они не найдут оставшиеся пять? – спросила Гораст.
     - Найдут. – Ответил Крика. – Найдут, потому что это сложно, опасно, вероятно невозможно… и потому что они Тоа.
     - Будь осторожен, брат, - предупредил его Битил. – Ты начинаешь рассуждать так, будто восхищаешься ими.
     - Я уважаю их и их силу, - поправил его Крика. – И лучше бы ты поступал так же. Мы опускались как чума, уничтожали Тоа везде, где бы ни находили этих героев. Те, кто выжили, научились превращать любую ошибку врага в возможность победить.
     - Тогда будь осторожен, - произнесла Гораст, приближаясь вплотную и не сводя пристального взгляда с Крики. – Будь очень осторожен, брат, чтобы не допускать ни одной ошибки – ни сейчас, когда вселенная почти у нас в руках.
     Крика включил силу своей маски. Канохи Краст, Маска Отталкивания, отшвырнула Гораст от него с огромной скоростью. Макута врезалась в ближайший сталактит с отвратительным хрустом и, оглушённая, упала в грязь.
     - Я всегда осторожен. – Ответил Крика. – Вот почему я выжил.
     
     Бороки. Это слово Тоа Нува очень часто слышали на протяжении прошлого года, и надеялись никогда больше его не услышать.
     Вскоре после своего прибытия на осаждённый остров Мата Нуи, Тоа встретились со стаями насекомоподобных механических существ. Бороки прорубали себе разрушительную дорогу по всему острову, аннигилируя леса, горы, реки и всё, что вставало у них на пути. Потребовались отчаянные усилия Таху и его команды, чтобы остановить их и разгромить королев стай. Только недавно Тоа выяснили, что Бороки служили для благих целей, и тогда герои сами помогли им вновь выйти на волю. Но вот зачем остров Мата Нуи должен быть "очищен" от заполнявших его чудес природы, Тоа до сих пор не имели понятия.
     И вот они стояли, наблюдая, как дюжина Маторанов Света поднимаются с земли в качестве новых Бороков. В них отсутствовали краны, маленькие создания, обеспечивающие работоспособность механоидов, но в остальном они выглядели как и любой другой Борок, которого Тоа когда-либо встречали.
     - Это безумие, - проговорила Гали в ужасе. – Это не может быть правдой… выходит, все те Бороки, с которыми мы сражались были когда-то Маторанами?
     - Думаю, всё не так уж cтранно, - ответил Онуа. – Помню, я читал теорию в Архивах Метру Нуи, что Бороки раньше являлись биомеханическими существами, которые однажды эволюционировали в полностью механическую, искусственную жизнь. Разве мы не именно это наблюдали сейчас?
     - Это природа вещей, - произнёс сопровождавший их Маторан. – Так же как и первый Борок возник из первого Ав-Маторана, так и последующие поколения возникнут из нас. В виде Бороков мы служим воле Мата Нуи, так же, как и вы. Из тех существ, которые вы должны защищать и за которыми должны присматривать, мы становимся воистину вашими братьями.
     - Ну конечно, - пробормотал Таху. – Когда мы напали на королев, помните…Они спросили, как мы смеем мешать нашим "братьям". Мы ведь даже не подозревали…
     Под испуганным взглядом Гали двенадцать Бороков растворились в воздухе.
     - Куда они делись? – спросила она.
     - Они присоединятся к остальным, в них будет помещена крана, которая поведёт их до конца жизни. – ответил Маторан. – У них теперь новая роль… у вас тоже. И она требует этого.
     Маторан порылся в сумке, которую нёс с собой и вытащил ключ-камень. Он протянул его Таху.
     - Вам понадобятся все шесть, чтобы попасть в Кодрекс. Оказавшись там, вы поймёте, что делать дальше.
     - Кодрекс?
     Маторан указал рукой в том направлении, откуда они пришли, в сторону странной сферической конструкции, которую обнаружил Таху.
     - Место вашего начала… И, вероятно, вашего конца.
     Таху хотел задать ему больше вопросов, но Ав-Маторан уже начал трансформироваться. Через пару секунд, разумное существо перед ним превратилось в механического Борока. Затем он пропал, перенесённый некой неведомой силой в одно из множества гнёзд под островом Мата Нуи.  И вовсе не из-за странных превращений, и даже не из-за открытия связи между Маторанами и Бороками. Таху вдруг почувствовал пустоту внутри – а из-за осознания того, что он даже не подумал спросить имя этого Маторана.
     А теперь у него никакого имени нет, мрачно подумал Тоа Огня.  Очередная жертва во имя Великого Духа… и для чего? Неужели у Мата Нуи настолько важное предназначение в жизни, что оно оправдывает столько утрат? Или мы все так ничтожны в его глазах, что он даже не замечает, как кто-то из нас уходит?
     Мрачные мысли для мрачных времён, решил он. Таху ощутил смутные воспоминания, которые жужжали в его голове как огнелётки. Кто-то разговаривал с ним давным-давно, и говорил что-то такое, что впоследствии оказалось абсолютной истиной:
     Эта вселенная, как и все остальные, требует плату со своих героев.
     Таху понял, что это значило. Но, осматривая пустующие теперь топи, он снова удивлялся, почему цена должна быть настолько велика для столь многих.

Интерлюдия 3

     
     Таканува: Видение прошлого продолжается
     Тоа Лива, повелитель воздуха, наездник ветра, изумрудно-бронированный герой в процессе, только что открыл для себя кое-что важное. Он реально, искренне, глубоко ненавидел воду.
     Сегодняшнее занятие с Гидраксоном заключалось в поиске масок. Когда-нибудь, объяснил тот, Тоа могут оказаться в ситуации, где маски Канохи не будут лёгкой добычей и их придётся искать. Чтобы доказать это, он забрал у Тоа их маски и спрятал. Каждому Тоа он дал вырезанную на каменной табличке карту, на которой было указано, где можно найти его или её маску.
     Как и предупреждал их загадочный голос, вместе с масками исчезли и их силы. Лива сознавал, что пожалел, что голос не предупредил о свихнувшихся тренерах, недружелюбных соратниках и о том, насколько вода… мокрая.
     Он глубоко вдохнул и опять погрузился в океан. Его Маска Левитации предположительно находилась где-то здесь, внизу, но тут было так темно, что он ничего не мог разглядеть. Вот что бы мне сейчас не помешало использовать, так это Маску Света, подумал он, Ага, как будто это когда-нибудь может произойти.
     Лива погружался глубже, спугнув стаю радужных рыбок. Они выглядели для него как обычные рыбы – плоские, медлительные, безо всякого выражения на лицах. По крайней мере, так они выглядели, пока не окружили его, мельтеша перед глазами и кусаясь иглообразными зубами.
     Поначалу Лива просто не обращал на это внимания. Но затем рыбы стали находить щели в его доспехах, и укусы стали болезненными. Разозлённый, Лива попытался призвать подводный циклон, чтобы убрать их подальше, но без маски он не смог создать достаточной силы, чтобы раскидать их.
     Его лёгкие потребовали свежего воздуха, а стая рыбы всё никак не отставала. Лива забил ногами и устремился к поверхности. Он выкарабкался на пляж, уселся на песок и уставился на воду, как на своего заклятого врага.
     - Сдаёшься? – спросил Гидраксон. Лива обернулся и увидел своего тренера, сидящего на камне и поигрывающего кинжалом.
     - Не-а, - ответил Лива. – Просто… недоволен.
     - Ну тогда вы с Гали отлично поладите, – произнёс Гидраксон, указывая себе за спину.
     Лива встал и посмотрел мимо тренера на лес. Там была Гали, стоявшая у основания самого высокого дерева, которое он когда-либо видел. Её Маска Подводного Дыхания застряла в ветвях у самой вершины. Царапины на коре дерева показывали, где она старалась использовать свои крючья, чтобы вскарабкаться наверх, однако ствол был покрыт маслянистой жидкостью, которая делала это занятие практически невыполнимым.
     - Похоже, у неё проблемы, - сказал Лива. – Готов поспорить, я заберу свою маску раньше, чем она.
     Гидраксон вскочил со своего камня и нанёс идеальный удар ногой сбоку, швырнув Ливу на землю.
     - Это тебе не гонки! – сказал он резко. – Вы, "герои", просто невероятны! Копака день потратил, пялясь на действующий вулкан, пытаясь сообразить, как ему проморозить себе путь к маске. Таху плавил и переплавлял один и тот же айсберг, стараясь вытащить свою. И другие двое не лучше.
     Лива поднялся на ноги и посмотрел на Гидраксона
     - Ты дал нам эти идиотские задания. Каждый из нас пытается выполнить своё. Это не так-то просто сделать, когда ты пытаешься…
     Тоа Воздуха осёкся, осознав то, что только что сказал. Гидраксон улыбнулся и начал медленно, саркастически аплодировать.
     - Наконец-то озарение, - сказал тренер. – Я не думал, что это займёт световые годы… Вспомни задания, которые я давал вам шестерым, и скажи: я когда-нибудь говорил, что вы не можете работать вместе?
     Лива посмотрел на песок у своих ног, чувствуя смесь злости (в основном на себя) и стыда. Это было правдой, Гидраксон никогда не говорил, чтобы они искали маски поодиночке. Они сами разбежались, когда он раздал им карты. Лива даже мысли не имел о работе сообща с кем-нибудь, и он сомневался, что кто-нибудь другой задумывался об этом.
     Гидраксон перебросил кинжал из руки в руку.
     - Это отличное оружие – острое, сбалансированное, точное. Но чтобы использовать его правильно, требуется больше чем талант и практика – требуются мозги, чтобы направить его в нужную цель. В вас, Тоа, много силы, но я не вижу достаточного количества здравого смысла. Без него вся ваша сила не стоит и кучи протодитов.
     Лива снова взглянул на Гали, которая призвала лёгкий дождь, стараясь смыть маску с ветвей.
     - Чует моё сердце, я снова промокну… - Пробормотал он, направляясь к ней, чтобы помочь.
     Гали была удивлена, увидев приближающегося Тоа Воздуха. Она удивилась ещё больше когда он использовал свои ослабленные элементарные силы, чтобы добавить к её дождю ветер. Дерево начало раскачиваться вперед и назад, пока Маска Подводного Дыхания не освободилась и не упала ей прямо в руки.
     - Мм… Спасибо, - поблагодарила она его. – Но разве это не идёт вразрез с правилами игры?
     - Нет. – Ответил Лива. – Получается, что, пытаясь играть в одиночку, можно проиграть окончательно. – Он отвернулся, чувствуя себя неловко из-за того, что ему предстояло попросить.
     - Ну, э-э, так… не могла бы ты мне помочь теперь?
     
     Даже  учитывая их различия, Таху и Копака сошлись в одном мнении: они не выносят друг друга. Но несмотря на это, ночь после поисков масок застала их двоих, пробирающихся через горы.
     - Есть более лёгкий способ разобраться с этим, - сказал Таху. – Найдём Гидраксона и заставим его отвести нас туда, куда нам нужно. Если двери будут заперты от нас, бьюсь об заклад, из него получится хороший ключ.
     - Все огненные типы похожи на тебя? Или ты просто уникальный идиот? – прорычал Копака. – Мы не знаем пределов способностей Гидраксона. Мы не знаем, способен ли он предупредить как-нибудь наших нанимателей. Мы даже не знаем, можно ли его победить.
     Меч Таху раскалился добела за секунду, затем вновь остыл.
     - Говори за себя, снеговик.
     - Замечательно. Прекрасно, – огрызнулся Копака. – О чём я думал? Естественно, решением любой проблемы являются жестокость и разрушение. Кому нужен конструктивный диалог, когда можно устроить мясорубку?
     Их спор прервался, когда они увидели в отдалении величественную крепость, ощетинившуюся оружием и окружённую вооружённой охраной. Может, армия Тоа и смогла бы захватить её, но двое не станут даже маленькой помехой для защитников.
     - Думаешь, нас пропустят, если мы попросим вежливо? – Спросил Таху.
     - Я не знаю. А ты сможешь пробиться сквозь них с боем?
     Таху покачал головой, смеясь.
    - Ты не единственный, кому в голову приходят стратегии, Тоа Снега. А теперь поднимай руки.
    Копака взглянул на своего компаньона, озадаченный. Таху уже поднял руки, и его меч светился достаточно ярко, чтобы охрана могла заметить двух Тоа. Внезапно, он всё понял. Подняв руки в воздух, продолжая шагать прямо к крепости, даже Копаке с трудом удавалось подавить улыбку.
     
     Охрана крепости поступила именно так, как надеялся Таху. Они провели "пойманных" Тоа внутрь прямо к своему лидеру. И если Таху ожидал, что правитель этой страны окажется массивным, бронированным воином, который может без усилий переломить Тоа пополам, то он был разочарован. Тот, кто ожидал их, был Тоа, пусть доспехи немного отличались от их брони. Гораздо более удивительным оказалось то, что доспехи были голубыми – как у Гали. Она была Тоа Воды. Она подняла взгляд, оторвавшись от отладки небольшой машины с множеством ног.
     - Нравится? – Спросила она. – Я подумываю над тем, чтобы назвать его "Болотный Страйдер". Кто знает, он вполне может пригодиться когда-нибудь.
     Удивлению Таху не было границ, когда он понял, что таинственный голос, который разбудил их, принадлежал ей. Копака отнёсся к этому открытию спокойно, хотя и спросил:
     - Кто ты?
     - Меня зовут Хелрикс, - ответила женщина-Тоа. - Я - первая представительница нашего вида. Тебе может, интересно узнать – я видела твоё создание, Копака, и каждого из вас.
     - Нам нужны ответы, - прервал её Таху. – Нам кажется, что мы имеем на это право.
     Хелрикс улыбнулась.
     - Ты получишь ответы, Тоа Огня. Все, что вы хотите… и, возможно, больше, чем сможете выдержать.
     Тоа Воды отложила свои инструменты и приблизилась к Таху и Копаке. Она перевела взгляд с одного на другого, одобрительно кивнула.
     - Храбрые. Дерзкие. Сильные. Вы и ваша команда готовы к превращению в настоящих героев. Но… эта вселенная, как и все остальные, требует плату со своих героев. Иногда им приходится страдать. Иногда им приходится умирать. Это плата за жизнь, которая имеет смысл… за обладание силой изменять, защищать, действовать.
     Хелрикс пригласила Тоа следовать за ней.
     - Следуйте за мной, братья. Пришло время вам узнать, какая плата потребуется от вас.

0

5

Глава 4

     Таху, Гали и Онуа осторожно пробирались по болоту. Макуты оставили след, по которому мог бы идти и слепой Архивный крот. Это, очевидно, была ловушка, но у Тоа Нува не было выбора, кроме как пойти по нему. Они все еще не обнаружили никаких признаков Маски Жизни, и была вероятность, что она уже у Макут, или те знают, где она находится.

     - Каков план, когда мы их найдем? – прошептала Гали.

     - Помнишь тот, что мы использовали, когда очищали гнездо Нуи-Джага на Мата Нуи? – ответил Таху.

     Гали помолчала, пытаясь вспомнить. Потом сказала:

     - Подожди минутку, у нас же тогда не было плана. У тебя с Копакой был один из ваших споров. Ты метнул огненный шар, промахнулся, и вспыхнуло пламя. Дым выгнал Нуи-Джага наружу, и мы сумели их всех победить.

     - Таков план, - сказал Таху.

     - Тогда плохо, что здесь нет Копаки, - сказал Онуа. – Вы двое уже давным-давно не сталкивались масками.

     - Онуа, ты не помогаешь, - сказала Гали. Повернувшись снова к Тоа Огня, она сказала:

     - Таху, пожалуйста, скажи мне, у нас действительно есть какая-нибудь идея, как мы собираемся справиться с тремя Макутами?

     Таху остановился и взглянул на Гали с улыбкой:

     - Посмотри сюда – небольшой трюк, которому я научился у Похату. – Он отвернулся от нее, сконцентрировавшись на каком-то пустом месте в воздухе. Через мгновение он снова расслабился.

     - Хм… ничего не произошло, - заметила Гали.

     - Подожди, - сказал Таху.

     Мгновением позже небольшой огненный шар возник в воздухе в том месте, на которое смотрел Таху. Он вспыхнул огнем, и начался небольшой пожар. Онуа помог, затоптав его.

     - Похату и Онуа умеют это лучше, но мы все можем так делать, - сказал Таху. – По крайней мере, я так думаю.

     - Делать что? – спросила Гали с нарастающим раздражением.

     - Давай я попробую объяснить, - сказал Таху, продолжая говорить тихо. – Как Тоа Огня, я контролирую пламя… я также контролирую тепло, без которого не бывает никакого пламени. Когда я вызываю процесс возгорания в каком-то месте, я могу назначить время, когда оно в действительности произойдет. Сделав так, я могу заставить огненный шар появиться, когда мне нужно, и то же самое могу проделать с любым огнем.

     Гали взглянула вниз на все еще дымящийся участок земли:

     - Так ты говоришь, что ты можешь запланировать появление огненного шара на более позднее время?

     - Точно, а Похату может заставить камень крошиться, но так, что в действительности он развалится позже. Может быть, это способность Нува, я не знаю. Но я знаю, что мы можем воспользоваться этим  – и мы так и сделаем.

     Следуя указаниям Онуа, трое Тоа достигли убежища Крики, стараясь двигаться так бесшумно, как только возможно. Как и надеялся Таху, трое Макут были там. Еще лучше, они, по-видимому, прятали какой-то артефакт в поспешно вырытой яме. Тоа Нува надеялись, что это может оказаться Маска Жизни.

     - Расходимся, и будьте осторожны, - прошептал Таху. – Думаем головами, а не кулаками, и получим то, за чем мы пришли.

     Гали безуспешно попыталась спрятать улыбку. Это было очень далеко от того Таху, который, бывало, сразу же нападал на гнездо Бороков. Думаю, мы все выросли за последний год, - подумала она.

     Трое Тоа разошлись. Таху выбрал позицию к северу от лагеря Крики, Онуа – на западе, Гали - на востоке. Как только они заняли свои места, каждый из них пустил в дело свою элементарную силу. Таху начал процесс создания огромного огненного шара, Гали – струи воды под высоким давлением, а Онуа – сильного землетрясения.

     Создание Таху появилось первым, и он использовал свой контроль над огнем, чтобы направить его на поселение Макут. Шар был только запущен, а Таху уже находился в движении.  Бросив взгляд назад, он увидел, что Гораст пошла посмотреть, в чем дело.

     Следующим появился водяной поток Гали, который она сумела направить прямо в Битила. Взбешенный, Макута бросился из лагеря, высматривая источник нападения, но Гали уже исчезла.

     Крика остался один, и он был настороже. Но ничто из того, что он мог сделать, не могло спасти его от вызванного Онуа землетрясения. Потеряв равновесие, Крика использовал свою маску, чтобы оттолкнуться от земли и взлететь в воздух в поисках Тоа Нува Земли.

     Макутам понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять, что напавших на них нигде не видно. Но этого времени хватило Таху, Гали и Онуа, чтобы обойти лагерь и войти в него с противоположной стороны. Онуа раскопал яму, а Таху и Гали в это время обыскали остальной участок.

     - Ничего, - доложила Гали. - Маски нет.

     - И здесь тоже, - сказал Таху разочарованно.

     - А я кое-что нашел, - казал Онуа. – Это не маска, но тем не менее потенциально полезная вещь.

     Тоа Огня и Воды повернулись и увидели, что Онуа держит в руках ключ-камень. Таким образом, у них стало их три. Если остальные Тоа были так же удачливы, у них теперь были все шесть. Это была небольшая победа, даже если Канохи Игника по-прежнему ускользала от них.

     - Нам лучше уйти отсюда, - сказал Таху. – Макут не обмануть надолго.

     - Или вообще, - сказал Крика. Он стоял на краю лагеря, а по бокам от него - Гораст и Битил. Все трое выглядели так, как будто их это забавляло. – Вы действительно думали, что нас можно обмануть такой очевидной уловкой? Мы просто хотели, чтобы вы собрались в одном месте, и мы могли заняться всеми тремя одновременно. 

     Макуты одновременно выстрелили из своих призрачных бластеров, но Таху был быстрее, чем они. Его маска силы создала щит вокруг него самого и его команды, отразив атаку Макут.

     - Ты знаешь, неплохо, - сказал Крика. – Как долго ты сможешь удерживать свой щит? Час? День? А когда он падет, мы возьмем под контроль ваши тела и заставим вас сражаться друг с другом для нашего развлечения. Кто знает, если один из вас выживет, может быть, мы позволим ему или ей служить вечным рабом Братства.

     - А я говорю, что мы разобьем этот щит сейчас, - прорычала Гораст, - и убьем их где они стоят.

     Крика хихикнул:

     - Извините, пожалуйста, мою сестру – она всегда была такой, жаждущей света – еще до того, как болота ее изменили. Хотя, она в чем-то права. Время, потраченное здесь - это время, потерянное нами для поисков Маски Жизни.

     На лице Таху мелькнула мрачная улыбка. Даже в этой отчаянной ситуации, было приятно узнать, что Макуты еще не наложили на маску своих клешней. А если немного повезет, то и никогда не наложат.

     - Вы опоздали, - сказал Тоа Огня, изо всех сил пытаясь говорить уверенно. – Мы уже получили маску. Она с Похату и остальными. Они используют ее прямо сейчас, чтобы разбить ваших братьев.

     - Смешно! – огрызнулся Битил. – Очевидный обман, который я могу с легкостью разоблачить. – Он сконцентрировался, посылая телепатическое послание одному из Макут, скрытому в небесах высоко над ними. Но послание, которое он получил в ответ, было, очевидно, не таким, какого он ожидал.

     - Говори, Битил, - сказал Крика нетерпеливо. – В каком положении Братство?

     - Маска Жизни… - сказал Битил ошеломленно. – Она здесь… она стала воином-Тоа… и Икаракс уже пал перед ее силой.

     Таху взглянул на Гали и Онуа. Оба выглядели такими же удивленными, как и трое Макут. Маска Жизни была теперь Тоа? Она сражалась? К чему здесь шло дело?

     - Нам пора уходить, - произнес Таху беззвучно, одними губами.

     Гали кивнула. Она включила свою элементарную силу, добавляя в ближайшую область все больше и больше влаги, пока не начал образовываться густой туман. Как только они оказались скрытыми в нем, Онуа быстро вырыл в мягкой земле туннель. Три Тоа скрылись в нем и, к тому времени как туман рассеялся, исчезли.

     - Они сбежали! – крикнула Гораст. – Нам надо догнать их!

     Крика вздохнул:

     - Конечно же, надо. Мы ведь не хотим, чтобы им было здесь слишком легко, правда? Битил, перестань беспокоиться об Икараксе – он был жалким плевком Зивона и небольшая потеря.

     Битил кивнул и активировал силу своей маски, выдернув из прошлого три копии самого себя:

     - Пойдем за ними?

     Крика покачал головой:

     - Теридакс говорил мне однажды о замечательном механизме, который сделал Маторан из здешнего региона, называемый Киракхом. Из его рассказа я понял, что нет необходимости гнаться за вашей добычей – просто подождем там, куда они направляются.

     Сказав так, Крика использовал свою маску, чтобы оттолкнуться от грунта и взлететь в воздух. За ним последовали четверо Битилов и Гораст.

     - Они направятся к Кодрексу, - сказала Гораст. - Ты думаешь, что другие Тоа присоединятся там к ним?

     Крика поднял взгляд к небу, его перекошенный рот сложился в холодную улыбку:

     - Можно только надеяться, сестра.

***

     За то время, что он был лидером Тоа, Таху бывал очень разным – решительным, самонадеянным, смелым, вздорным, благородным и почти до смешного упрямым. Но он редко бывал глупым и не собирался становиться таким сейчас.

     - Подожди, - тихо сказал он Онуа. Тоа Земли прекратил копать, и все трое прислушались. Они не услышали ничего.

     - Они не идут за нами? – удивилась Гали. – Может быть, тогда нам стоит вылезти и направиться к Кодрексу? Из того, что сказал Маторан, очевидно, что это важное место.

     - Вот именно поэтому мы туда и не пойдем, - ответил Таху. – Онуа, поверни туннель. Мы пойдем назад, туда, откуда пришли.

     Тоа Земли повернул голову, насколько позволяло ограниченное пространство, и взглянул на Таху:

     - Это действительно мудро?

     Таху тихо рассмеялся:

     - Давай, Онуа – ты один из тех, что учил меня, что никогда не ошибешься, поступив неожиданно.

***

     Макуты осторожно обошли Кодрекс. Энергетическое поле вокруг строения было проблемой даже для их сил. Только шесть ключ-камней могли позволить кому-то пройти сквозь него невредимым. Они не увидели никаких признаков Тоа Нува, что вполне удовлетворило Крику. Это значило, что им удалось оказаться здесь прежде своих жертв.

     - Укройтесь в тени, - приказал он. Потом добавил, больше для себя, чем для других: - Она, в конце концов, тюрьма, которую мы сами для себя выбрали.

     Каждый Макута занял позицию и ждал, наедине со своими мыслями. Битил прогнал свои копии. Он всегда мог призвать их, если бы они ему понадобились, но иногда находиться среди своих собственных прошлых личностей надоедало. Они всегда выглядели какими-то наивными по сравнению с тем, каким он был сейчас. На самом деле, такая сила маски, в общем, была больше бедой, чем благом. Он мог внезапно обнаружить себя раненым, и не знать, как он получил эти раны, поскольку какая-то будущая версия его самого призвала его, настоящего, в битву. И трудно было быть уверенным, сколько сил у него в данный момент, так как он мог потратить часть их в сражении, которого не помнил.

     Его в действительности не особо беспокоил великий План Теридакса. Крýгом интересов Битила был он сам и его место в Братстве. Если он умрет, сражаясь с Тоа Нува, это будет концом для него. Но если умрут Крика или Антроз, тогда, может быть, он выдвинется, с перспективой пойти еще дальше. Крика говорил ему однажды, что судьба Макут в том, что они способны мечтать только об одном – добиваться все большей и большей власти. Эта мечта и владела Битилом.

     Гораст была полной противоположностью. Ее глаза осматривали небо в поисках врагов, и как только она их замечала, они были ее - чтобы убить. Кому-нибудь могло показаться странным, что тем, ради чего она жила, была смерть, и, в конечном счете, это было не совсем так – ее страстью была смерть во имя Плана. Она считала себя Макутой дальновидной, совсем как Теридакс. Она могла представить, на что будет похож мир, если План удастся… вопли Маторанов, запах дыма от горящих деревень, армии Ракши, неистовствующие по всему миру… и это нравилось ей безмерно.

     А Крика? Он верил в неизбежность. Он считал, что Братство Макуты решило свою судьбу, к хорошему или к плохому, в тот день, когда решило пойти за Теридаксом и его планом свержения Мата Нуи. Это запустило развитие событий, которое ничто не могло остановить. Всё, что он, другие Макуты, Тоа или Матораны могли делать – это играть свои роли. Он не питал иллюзий о том, каким будет будущее, неважно, удастся или не удастся План. Так или иначе, - думал он, - этот мир движется к очень скверному концу.

     Высоко наверху, Таху Нува пристально разглядывал трех Макут. Он и его команда решили не лететь низко над болотом, где их могли заметить, а вместо этого подняться вверх и скрыться у верхней границы тумана. Теперь они кружили выше и позади своих врагов и готовились напасть.

     - Гали, ты иди направо; Онуа, налево. Я беру на себя Крику, - сказал Таху твердым голосом. – Поразите их посильнее, и помните – у нас есть для этого только одна попытка. Так что примите это в расчет.

     Гали и Онуа кивнули. Затем трое Тоа Нува резко спикировали вниз, к решающей схватке с Макутами.

Интерлюдия 4

     Таканува: видение прошлого продолжается…

     Похату Нува мог точно сказать, что никогда прежде не видел ничего подобного этому «Карда Нуи». Конечно, он много чего не видел за короткое время своего существования, но это не меняло того факта, что это было невероятное место.

     Карда Нуи был обширен, почти мир внутри мира. Гигантские сталактиты, свисающие с потолка, были такими длинными, что было почти невозможно увидеть их целиком без помощи телескопической линзы на маске Копаки.  Огромная песчаная равнина тянулась, казалось, бесконечно – даже с помощью Маски Скорости Похату потребовалось бы много времени, чтобы исследовать ее полностью.

     Похату обратился к Ливе и показал на небо:

     - Ты еще не пробовал осмотреть все это сверху?

     Лива покачал головой:

     - Мне сначала надо еще немного попрактиковаться с этой Маской Левитации. Я не хочу отвлечься на полпути вверх, и потом обнаружить, что она отключилась, знаешь ли. Кроме того, наш бесстрашный лидер говорит, что здесь есть работа, которую вначале надо выполнить.

     Равнина была усеяна поселениями, в которых жили Матораны Света. Жители деревень усиленно трудились в разных местах Карда Нуи, часто пропадая на несколько дней и вновь появляясь, измученными работой.

     Вспышка света вдали привлекла внимание Тоа.

     - Ух-ох, - сказал Похату. – А вот и мы. Хватайся!

     Лива ухватился за руку Похату и Тоа Камня на огромной скорости потащил его за собой по направлению к неожиданной иллюминации. Онуа и Таху были уже там, и дела у них обстояли не очень хорошо. Тоа Земли лежал, его нагрудная пластина была опалена и еще дымилась, а стены пламени Таху, по-видимому, вообще не составляли препятствия.

     Это было то, что Матораны называли «авоках», и причина, по которой Тоа здесь находились. Вначале жители деревень, трудившиеся в Карда Нуи, думали, что в этом районе просто часто происходят сильные бури и грозы. Но после того, как дюжина Маторанов была убита ударами молний, пошли слухи, что эти энергетические разряды  были в действительности враждебными и разумными существами. Первые стычки Тоа с авокахами, похоже, подтверждали это. Молнии избегали очевидных ловушек и, по-видимому, появлялись, чтобы навредить.

     - А где Гали? – спросил Похату. – Она единственная, кто может сдерживать этих тварей.

     - Борется с другой вспышкой на западе отсюда вместе с Копакой, - сказал Таху, посылая огненный шар в попытке изменить направление полета молний. – Они придут сюда, когда смогут. А пока что, это дело для нас.

     - Ах, вот это жизнь, - сказал Лива, проворно увертываясь от удара. – Просыпаешься утром, скромный завтрак, а потом проводишь весь день, пытаясь не оказаться сожженным.

     - Взгляни на это с другой стороны, - сказал Похату, в то время как удар молнии разбивал его второпях созданную каменную стену. – Если тебе не удастся увернуться, завтра не придется беспокоиться о завтраке. И – осторожно!

     Крупный авоках направлялся прямо туда, где стояли Таху и Лива. Оба Тоа среагировали одновременно. Лива использовал свою силу ветра, чтобы поднять в воздух песок и попробовать «ослепить» существо, а Таху создал волну раскаленного пламени. Никто из них в действительности не ожидал, что их поспешная защита сработает. Оба приготовились к тому, что сейчас будет больно.

     Но все обернулось совсем не так, как они ожидали. Комбинация песка и пламени создала новое вещество, прочный, полупрозрачный материал, образовавший стену между двумя Тоа и их противником. Удар молнии попал в стеклянную стену, но не пробил ее.

     Лива не тратил время на удивление:

     - Чего мы ждем, огнелицый?

     - Действуем вместе, - согласился Таху, уже добавляя свой огонь к песку, который раздувал Лива. – И не говори мне так.

     - О, не будь таким… дубом, - ответил Лива, смеясь.

     Когда они закончили свое дело, молния оказалась полностью заперта в прочном стеклянном доме. Она не могла выйти оттуда, и ее товарищи авокахи не имели никакой возможности ее освободить. Поставленные этим в тупик, они ушли, хотя никто не сомневался, что вскоре они нападут снова, где-нибудь еще.

     Гали и Копака появились вскоре после этого, оба выглядели изнеможенными.

     - Мы прогнали их, - доложила Тоа Воды. – Но мне надо помнить, что нужно использовать водяные заряды, не струю. Иначе, хм… ох.

     Лива не обращал внимания. Он заметил на горизонте сферическое строение, построенное не Тоа:

     - Эй, а это что такое?

     Копака так быстро взглянул на Таху, что никто этого не заметил. Таху в ответ пожал плечами:

     - Это называется Кодрекс. Это… в данный момент неважно.

     - Может быть, для тебя и нет, - ответил Тоа Воздуха. – А мне как-то надоели занятые Матораны, сердитые искры и песок, песок, песок. Я схожу посмотреть.

     - Нет! – сказал Таху, более резко, чем собирался. – Ты нужен здесь. Мы можем исследовать это позже.

     - Если ты не хочешь идти, не ходи, - ответил Лива, уже направляясь прочь. – Не старайся изображать передо мной «большого начальника» – я никогда за тебя не голосовал.

     Копака выстрелил из своего меча ледяным зарядом, полностью покрыв льдом Ливу от плеч до коленей:

     - Таху лидер команды, и он сказал «нет». Значит – нет.

     Позже, когда остальные не могли их слышать, Таху подошел к Копаке.

     - Спасибо, - сказал Тоа Огня. – Я мог бы справиться сам, но я ценю твою поддержку.

     - Не благодари меня, - ответил Тоа Льда. – Нам надо просто сказать им правду о Кодрексе, обо всем этом.

     - Нам надо, чтобы они продолжали думать об авокахах, а не о том, что будет позже, - не согласился Таху. – У них будет достаточно времени беспокоиться  об этом… слишком много, возможно.

     Копака отвернулся, очевидно, не убежденный:

     - Тебе решать. Но подумай – что бы ты чувствовал, если бы кто-то, кому ты доверяешь, имел от тебя секреты?

0

6

Глава 5

    Когда Макуты получили первое телепатическое предупреждение об атаке, было уже слишком поздно. Огненный шар, выпущенный Таху, ударил в руку Крики, от боли выронившего бластер Нинрах. Грязная земля разверзлась, чтобы проглотить Битила. Водяной шар появился вокруг головы Гораст как раз после того, как она выдохнула, перекрыв приток воздуха. Не в настроении прощать, Гали следом выстрелила из своего оружия, поймав Макуту в энергетическую клешню.
    Таху не собирался давать Макутам возможность опомниться. Он повел Тоа в еще один заход, все трое нападали со всей силой, которую могли использовать. Только не давая Макутам сосредоточиться, чтобы использовать свои грозные силы, Тоа обладали какими-то шансами на победу.
    Внизу Крика оценил ситуацию и составил план. Он отследил полет Гали и ударил ее теневой энергией, чуть не сбив. Удар заставил ее потерять сосредоточенность и освободил Гораст от водяного шара. Крика закричал Гораст, чтобы она пошла и освободила Битила из ловушки в грязи.
    Онуа полетел преследовать Гораст, а Таху снизился к Крике. Макута сделался бесплотным, дав огненным зарядам Таху пролететь сквозь него. Невероятно, но Крика смеялся.
    – Скажи, Таху, ты когда-нибудь видел драку кавиники с лораком? Ее исход может быть одним из двух – либо лорак убивает кавинику, либо кавиника погружает в него свои зубы и приканчивает. Что делает это занимательным, так это то, что органические ткани лорака ядовиты. В то мгновение, когда кавиника кусает… он погибает.
    – В этой истории есть смысл? – огрызнулся Таху, выключая свой щит как раз вовремя, чтобы отбить заряд теневой энергии.
    – Он очень прост, – сказал Крика, проходя невредимым сквозь возникшее вокруг него кольцо огня. – Даже если кавиника побеждает, он проигрывает. Тебе, наверное, не стоит забывать об этом уроке.
    Неподалеку Гораст с трудом продвигалась. Каждые несколько шагов земля взрывалась, посылая в полет по полтонны грязи. Впереди Битилу удалось выкарабкаться из грязевой ямы и взлететь. Он повис у Гали на хвосте, как казалось поначалу. В последний момент та сбросила скорость, развернулась и метнула водяной заряд. Битил с трудом ушел от него, но это дало ей возможность набрать высоту. Теперь она использовала свое оружие, чтобы создавать в воздухе энергетические препятствия, заставляя Битила уворачиваться от них и лететь зигзагами.
    Но у Макуты были и собственные способности. Включив силу своей маски, он вызвал пару своих двойников. Они материализовались позади Гали, ныряя и хватая ее за руки. Вместе они с огромной силой швырнули ее обратно в топь.
    Онуа уголком глаза заметил росчерк синего. Он развернулся в воздухе и выстрелил из своего бластера, создав над болотной водой гибкую платформу из энергии. Гали тяжело рухнула на нее, но платформа прогнулась под ней, уменьшив силу удара. Вслед за этим Онуа быстро соорудил земляной мост, соединив платформу с Кодрексом.
     Заметив, что он отвлекся, Гораст атаковала. Она взлетела с земли и врезалась ему в живот. Земляной мост мгновенно обрушился под ногами Гали, но та уже достаточно оправилась, чтобы удержаться в воздухе. Тем временем Онуа сцепился с Гораст, которая пыталась использовать свою способность высасывать свет.
    – Признай, Тоа, – сказала Гораст. – Ты всегда мечтал о душе столь же черной, как и твоя броня.
    – Вообще-то, у меня есть мечта, которую ты в состоянии осуществить, – ответил Тоа Нува Земли. Он отклонился назад и нанес могучий удар, заставив Макуту закружиться, полетев к земле. – Мир без Макут!
    Неподалеку Таху и Крика сошлись в единоборстве – пламя против тени. Никому не удавалось получить преимущество. Хоть Таху и не показывал этого, он был обеспокоен. Неожиданная атака не помогла Тоа расправиться с Макутами, и теперь троице приходилось биться за свои жизни.
    – Я бы мог назвать это патовой ситуацией, – сказал Крика. – Если, конечно, вы не собираетесь сдаваться и молить меня о пощаде.
    – Ты слишком долго дышал болотными испарениями, – ответил Таху, парируя очередной сгусток теневой энергии щитом, сделанным из огня.
    – Кодрекс, Таху, – продолжил Крика. – О, мы тоже не можем попасть внутрь, но Битил – спец по энергетическим полям. Он похимичил с этим тут и там. Через несколько минут оно взорвется и заберет с собой всю сферу вместе с ее содержимым. И, соответственно, с вашей надеждой разбудить вашего драгоценного Мата Нуи.
    Таху мгновение раздирали противоречивые желания. Часть его хотела сжечь Крику до основания, в то время как другая часть задумалась, не стоит ли Тоа Нува сдаться и надеяться получить возможность исправить сделанное Битилом.
    Но это был даже не прошлогодний Таху. Он прошел через многое, научился очень многому – и особенно он научился не давать его собственной натуре контролировать его. Сущностью огня было действие, но бездумное действие подобно огню, горящему без присмотра – оно не оставляет за собой ничего, кроме разрушения.
    Так что Таху в итоге подавил оба желания. Вместо этого он улыбнулся и сказал:
    – Ты блефуешь, Макута. Вы можете уничтожить Кодрекс так же, как я бы погладил Ракши.
    – Ты в этом уверен? – спросил Крика. – Ты действительно намерен решать судьбу своей вселенной, основываясь исключительно на недостатке доверия к другим? Зачем я стал бы врать о столь прекрасном акте разрушения?
    – Если бы вам нужно было его сломать, у вас было достаточно времени еще до того, как мы сюда спустились, – ответил Таху, уворачиваясь от теневых зарядов. – Нет, там есть что-то что вам нужно, или бы ничего этого здесь уже не было. И, что важнее, я полагаю, что вы хотите, чтобы мы добыли это для вас.
    Крика захихикал:
    – Ты просто фонтанируешь идиотскими теориями сегодня, Таху. Объясни эту.
    – Запросто. Ключ-камень, который мы выкрали из вашего лагеря… вы никогда бы не оставили бы его без защиты, если бы не хотели, чтобы мы забрали его. В самом деле, это все с самого начала было слишком просто. На всем этом было написано «Ловушка Макут». И, кстати, раз ты так любишь холод – попробуй немного моего.
    Таху завис в воздухе и начал стремительно впитывать все тепло вокруг Крики. Чувствуя, что сейчас случится, Крика попытался опять сделаться бесплотным. Но Таху был быстрее, и Крика начал замерзать где-то на середине превращения из плотной формы в призрачную.
    – Очень… хорошо, Таху, – сказал Крика, чей голос казался пустым и звучащим откуда-то издалека. – Слишком легко… возможно… но сейчас все станет гораздо сложнее. Оглянись.
    – Ты что, правда думаешь, что я поддамся на этот старый трюк?
    – Нет… я как раз рассчитываю, что не поддашься, – ответил Крика. - Так как сзади тебя и вправду кое-что есть…
    Против собственной воли Таху оглянулся через плечо. Прямо на него пикировали Антроз, Чирокс и Вампрах вместе с тремя своими теневыми Маторанами. Внезапно его команда оказалась в значительном меньшинстве.
    Это должен быть первый раз, когда Макута сказал правду, сказал он себе.
    – Онуа! Гали! В укрытие! – закричал он.
    Это было, конечно, бесполезно. Первый теневой выстрел Антроза расколол лед, образовывавшийся вокруг Крики. Вампрах присоединился к Битилу, и оба снизились к Онуа. Чирокс вытащил Гораст из грязи, и теперь они кружили над Гали, споря о том, кто убьет ее. Таху удалось попасть парой огненных шаров в Антроза, но без особых результатов.
    Теперь шесть Макут образовали в небе клин и направились к Тоа Нува, создавая своими атаками сплошную стену теневой энергии. Таху, Онуа и Гали отступали, пока не оказались прижаты к полю Кодрекса. Еще шаг назад – и они коснутся защищающей сферу энергии и будут отброшены прямо на приближающихся Макут.
    – Есть идеи? – спросил у Таху Онуа.
    – Да, – ответил Тоа Огня. – Мы заберем с собой как можно больше перед смертью.
    Макуты теперь зависли в воздухе.
    – Похоже, что твоя теория о том, что вы нужны нам живыми, сейчас будет опровергнута, – сказал Крика. – Прощай, Таху.
    Антроз поднял руку, теневая энергия закружилась вокруг его когтей. Как раз когда она должна была быть выпущена в разрушительном заряде, сфера сверхтвердого льда материализовалась вокруг и заряда, и руки. Заблокированная энергия отправилась обратно в Антроза, ударив его током, как злой авоках.
    – Я лично ненавижу прощаться, – сказал Копака Нува. Он вынырнул из тумана наверху вместе с Похату и Ливой. Чуть позади них летели Матораны Солек, Танма и Фоток.
    – Мы тоже, – сказал Похату. – Вообще-то, мы их так сильно ненавидим, что не могли позволить трем Макутам улететь без нас.
    – Очень-умная идея, Антроз, – хихикнул Лива. – Заставить ваш скоростной-побег сверху выглядеть как запланированная атака снизу. Тебя научили этому в школе для лживых-мешков со слизью?
    На земле Таху улыбнулся. Макуты все еще превосходили Тоа Нува силой, но теперь хотя бы числа сравнялись. И он поведет сою команду Тоа против любого врага, в любой день недели.
    – Ну, – сказал он Онуа и Гали. – Мы собираемся дать опоздавшим возможность забрать себе все веселье?
    – Я жажду реванша, – заявил Онуа. – Как насчет тебя, сестра?
    Гали стукнула бронированные кулаки со своими партнерами:
    – Давайте разберемся с ними.
    Три Тоа Нува оторвались от земли, направившись в последнюю битву.

Интерлюдия 5

     
Таканува: Видение прошлого продолжается…
     Гали метнула заряд воды в приближающегося Авокаха. Существо угодило прямо в воду и взорвалось яркой вспышкой энергии. Измождённая, Тоа Воды огляделась, но нигде больше разумных молний видно не было. Битва, наконец, закончилась.
     Это заняло месяцы, но последний из Авокахов был побеждён. Вернутся ли они однажды не было известно, но на данный момент работа Тоа в Карда Нуи была завершена.  То же самое, по-видимому, было и у Маторанов Света, которые были заняты сбором своих пожитков и подготовкой к тому, чтобы оставить это место.
     У всех, кроме одного Маторана, который стоял и глядел на Гали широкими от удивления глазами.
     - Могу я тебе помочь? – спросила Гали, мягко улыбаясь.
     - То, что вы сделали… все вы… это было невероятно! – воскликнул Маторан. – Как мне научиться этому? Как я могу стать Тоа?
     Гали покачала головой.
     - Хотела бы я сказать тебе, но я сама этого не знаю. Я предпочитаю думать, что вселенная знает когда ей нужен герой и находит способ, чтобы сделать его таковым.
     Маторан обдумывал её слова некоторое время. Затем он просиял.
     - Тогда я всего лишь должен убедиться, что буду рядом, когда герой потребуется в следующий раз! Это не должно быть очень сложно.
     Маторан пошёл прочь пружинящим шагом.
     - Запомни меня, Тоа Гали, - произнёс он через плечо. – Вы однажды услышите моё имя, когда будут говорить о героях – Такуа!
     Гали засмеялась. Она повернулась, услышав чьи-то приближающиеся шаги, и увидела Таху и остальную команду. Тоа Огня выглядел мрачнее обычного.
     - В чём дело? – спросила она.
     - Ни в чём. – ответил Таху неубедительным тоном. – Но нам надо поговорить… И мне нужно показать вам кое-что.
     Тоа Огня повёл их через равнину к структуре, которую он назвал Кодрекс. Круглый камень висел в воздухе в пяти футах от входа. Лива посмотрел на него с любопытством, затем протянул руку и снял его с невидимой опоры.
     - Поставь на место! – огрызнулся Копака.
     - Зачем? – поинтересовался Лива. – Я просто хочу осмотреть его.
     Тоа Льда хотел было ответить, но затем заметно расслабился.
     - Знаешь, ты прав. Но тебе проще будет изучить его внутри Кодрекса. Почему бы тебе не зайти внутрь?
     Лива кивнул и двинулся вперед. Он сделал всего два шага когда столкнулся с энергетическим полем и отправился в полёт. Когда он наконец грохнулся на землю, к нему подошёл Копака.
     - Вот, зачем, - сказал он. Затем он вернулся к Кодрексу и поместил камень обратно в поле.
     Шестеро Тоа, включая пристыженного Ливу, приблизились к сфере. Таху поднял руку и дверь скользнула в сторону. Даже Таху и Копака, которые знали, чего ожидать, были ошеломлены тем, что они обнаружили.
     Внутреннее помещение было огромным, оно было наполнено оборудованием, в котором ни один из Тоа не мог даже попытаться разобраться. Одна секция оказалась закрытой, но даже учитывая это, место было невообразимых для героев размеров. Онуа и Гали в удивлении смотрели на сложные устройства, а Похату провёл рукой по каменной стене, которая перекрывала доступ к соседней секции сферы.
     - Возможно, я мог бы убрать это с пути. – произнёс он.
     - Нам не об этом стоит беспокоиться, - ответил Таху, - а об этом.
     Тоа Огня послал сгусток огня по направлению к задней стене. Свет от пламени осветил шесть канистр, стоявших бок-о-бок, каждая около девяти футов в высоту.
     - Это что? – спросил Онуа.
     - Их называют канистрами Тоа, за неимением лучшего названия, - сказал Копака. – Это своего рода транспорт. Весьма запоминающийся, судя по тому, что мне говорили.
     - Ну… замечательно. – проговорил Лива. – Это будет получше, чем пространственный-скачок, при помощи которого мы попали сюда. Так куда мы идём?
     Повисла долгая и неудобная тишина, во время которой оба – и Таху,  и Копака ждали, пока заговорит другой. Наконец, Тоа Огня ответил.
     - Никуда.
     Люк Кодрекса с лязгом захлопнулся. Онуа бросился к нему и попытался сдвинуть его при помощи своей недюжинной силы, но то даже не пошевелился.
     - Таху, используй свою силу – расплавь эту штуку!
     Тоа Огня положил руку на плечо Онуа и мягко оттолкнул его от люка.
     - Мы не уйдём отсюда, брат. По крайней мере, очень долгое время.
     - О чём ты говоришь? – возмутилась Гали. – Мы здесь что, заключённые?
     - Не заключённые, - поправил Копака. – Скорее, резерв на случай чрезвычайного происшествия. Вспомните, что нам говорили: если однажды Мата Нуи падёт, мы должны будет вернуть ему былую силу. Это наша задача и и наша судьба.
     - Весело. – откликнулся Похату. – Разве они не могли занять нас чем-нибудь до тех пор, пока это не произойдёт, желательно подальше от этого места?
     - Постарайся понять, - произнёс Таху. – Когда-нибудь, судьба всей вселенной будет зависеть от наших действий. А до этого момента жизненно необходимо, чтобы мы оставались вместе и оставались целыми. Если бы нас убили, тогда никто другой не сможет выполнить эту задачу за нас.
     - Эти канистры – они будут держать нас в безопасности, в состоянии сна до тех пор, пока мы не понадобимся. – сказал Копака. – Когда время придёт, канистры запустят туда, куда мы должны будем попасть. Мы выйдем из них, вооружённые инструментами и масками, готовые выполнить свою миссию.
     Похату прикоснулся к одной из канистр. Её верхушка начала вращаться, наконец, с шипением открывшись. Тоа Камня схватился за край, подтянулся и заглянул внутрь.
     - Ага. И даже почитать нечего. Мне не нравится эта затея.
     Внезапная дрожь сотрясла Кодрекс. Копака обеспокоено взглянул на Таху.
     - Так скоро? – спросил он. – Ты уверен, что Матораны выбрались?
     - Я на это надеюсь, - ответил Таху. – Если же нет…
     Онуа прочитал выражение на лицах двух Тоа.
     - Секундочку, - произнёс он. – Есть что-то ещё, кроме того, что вы нам рассказали. Авокахи были только началом, не так ли? Есть нечто похуже.
     Таху отвернулся и подошёл к люку. Он провёл рукой над частью стены и небольшой фрагмент люка приоткрылся. Тоа столпились вокруг, чтобы увидеть как нечто, похожее на страшный шторм из грубой энергии, обрушивается на Карда Нуи. Постройки Маторанов на равнине были уже разрушены. Сияние было настолько ослепительным, что Онуа пришлось отвернуться, но остальные не могли оторвать своих глаз от зрелища. Оно было потрясающим одновременно и в величественности и откровенном ужасе.
     Огромное вращающееся облако энергии парило над землёй, простираясь вверх, насколько хватало взгляда. Копья молний летели из облака во всех направлениях. Жар исходил из ока шторма, превращая повсюду равнинный песок в стекло.
     - Это… невероятно. – выдохнула Гали.
     - Это разрушительно. – поправил её Лива. – И мы прямо на его пути!
     - Когда он достигнет полной силы, ни одно живое существо не сможет выжить здесь. – сказал Копака.
     Таху закрыл отверстие в люке.
     - Кодрекс сможет защитить внутреннее оборудование… Но только канистры смогут защитить нас. Поэтому перед вами есть выбор: залезть в них и подождать того дня, когда нас призовут, или попытать счастья со штормом.
     Тоа Огня оглядел помещение. Он далеко не чувствовал радости по поводу решения, которое он предлагал им сделать. Но он верил тому, что Хелрикс сказала ему и Копаке тогда, на Даксии. Без Мата Нуи не будет вселенной и миллионы или, возможно, миллиарды жизней будут потеряны. Ради этого ему придётся ограничить свободу шести Тоа. В действительности, никакого выбора не было.
     Похату был первым, кто сделал шаг в сторону канистр.
     - Что ж, немного поспать не повредит, - проворчал он, забираясь внутрь. Крышка канистры закрылась сама, как только он оказался в безопасности внутри.
     Один за другим, Онуа, Копака и Гали последовали его примеру. Никто не выглядел довольным, все покорились своей судьбе. Онуа приостановился, проходя мимо Таху и сказал:
     - Я не могу сказать, что согласен со всем, что было сделано… но я догадываюсь, какое бремя вы взяли на себя с Копакой. Будь я в твоих доспехах, может быть я сделал то же самое.
     Лива, однако, не был настроен прощать.
     -Ты всё время знал, что этот шторм приближается, - произнёс он со злобой в голосе. – И ты знал, что нам не хватит времени на то, чтобы последовать за Маторанами за пределы Карда Нуи. Когда мы проснёмся, нам с тобой, Таху, предстоит долгий разговор – учти это.
     
     Но никаких споров между Ливой и Таху не будет. Особый механизм, который погрузил шестерых Тоа в сон в их канистрах, также повредил им память. Через сто тысяч лет, когда они обнаружат себя на берегах Мата нуи, они запомнят только долгий и неприятный сон, прерываемый кошмарами. Сгинут из памяти все тренировки на Даксии, встреча с Хелрикс и Гидраксоном, приключения в Карда Нуи, а также судьба, которая заставила их отдать тысячелетия своей жизни.
     Но, что главное, механизм уничтожил одно, самое важное воспоминание: когда Мата Нуи проснётся вновь, энергетический шторм вернётся. И как только это произойдёт, всё живое в Карда Нуи обратится в пепел.

0

7

Эпилог

     Таканува потряс головой, пытаясь осознать все те картины, что так быстро промелькнули в его разуме. Одна картина в особенности обожгла его сознание – энергетический шторм, разразившийся в Карда Нуи, когда Мата Нуи был пробужден в первый раз.

     Он открыл глаза и увидел Хелрикс и Кракуа, стоявших рядом. Кракуа держал в руках гибрид краны и крааты.

     - Теперь ты знаешь, - сказала Хелрикс. – Мы сознавали, что за время, проведенное в канистрах, Тоа Нува утратят часть своей памяти - лучше хранить наше существование в тайне. Но мы не могли предвидеть, насколько полной может быть эта утрата. Они сейчас в Карда Нуи, не представляя, что в случае успеха их миссии они и Ав-Матораны умрут.

     - Так надежды нет? Я не могу в это поверить! – сказал Таканува.

     - Конечно же, надежда есть, - резко сказала Хелрикс.- Почему, ты думаешь, мы тебя сюда привели? Ты Тоа Света, так постарайся же не быть таким бестолковым. Ключ к выживанию Тоа Нува находится внутри Кодрекса, но они должны знать то, что знаешь ты, чтобы мудро воспользоваться этим. Ты должен отправиться в Карда Нуи и предостеречь их.

     - Если твоя организация так могущественна, почему бы одному из ваших членов не передать это послание?

     Хелрикс кивнула.

     - У нас есть члены огромной мощи, правда. Но никто не обладает твоей способностью – властью над самим светом. Только ты можешь сражаться с Макутами и даже диктовать при этом свои условия…. а мы сами в это время нападем на базу Макут на Дестрале.

     Таканува понял, что это означало. Если Орден Мата Нуи атаковал Братство, развязываемая в результате война могла привести к тому, чего не сделала смерть Мата Нуи: гибели мира. Но он чувствовал, что сейчас решалось что-то большее, и его молчание показывало это.

     Хелрикс посмотрела в сторону и заговорила снова:

     - Последние события позволили Макутам заподозрить наше существование. Один из наших членов, Ботар, уже убит. Если его ментальный щит был каким-то образом поврежден, враг может выслеживать наших агентов прямо сейчас. Но один Тоа, один-единственный, способен совершить это в Карда Нуи.

     Выбора, конечно, не было. Если это был какой-то обман, Таканува не сомневался, что он может заставить эту Хелрикс заплатить за него. А если это не было обманом… тогда жизни тех шестерых, кем он восхищался больше всего, были в смертельной опасности.

     - Я иду, - сказал Тоа Света. – Но как насчет Тоа Мари? Кто-нибудь останется здесь помогать им защищать город в мое отсутствие?

     - О, - сказала Хелрикс, улыбаясь. - Не думаю, что это будет проблемой.

     Таканува повернулся и увидел входящего в комнату бронированного титана, тащащего кого-то за собой. Он был высоким и сильным, но выглядел так, как будто побывал на войне. И доспехи, и маска его были повреждены. Но не это поразило Такануву больше всего, а сложный дыхательный аппарат, который тот носил – он что, не мог дышать воздухом?

     - Встречай Брутаку, - продолжила Хелрикс, - Члена Ордена Мата Нуи с не совсем безукоризненной биографией… но - ужасные времена. Мари придется какое-то время убеждать работать с ним… но я могу быть очень убедительной.

     - А это Житель, - сказал Брутака, бросая пленника в белых доспехах на пол. – Темный Охотник, внедренный сюда много лет назад, чтобы следить за городом – и убить тебя, Тоа. Он открыл способ забираться в твою голову… а я решил быть любезным, и сохранить ему его собственную.

      - Подожди-ка, я слышал о тебе от Мари, - сказал Таканува. – Ты преступил свою клятву и едва не погубил две команды Тоа. Твоему собственному партнеру пришлось тебя останавливать. – Он повернулся к Хелрикс. – Это и есть твоя идея о помощи Метру Нуи?

     Лицо Хелрикс потемнело.

     - Пойми кое-что, Таканува. Мы на войне. Может быть, мы на войне с тех пор, как Братство свалило Мата Нуи. И на войне ты не всегда можешь выбирать своих союзников или тестировать их вначале, для уверенности что они достаточно чисты и хороши. Да я бы наняла Темных Охотников и узников Ямы, если бы думала, что это поможет победить Макут!

     - И что за мир ты оставишь после себя? – спросил Таканува.

     - Полный существ, все еще свободных совершать свои собственные ошибки, - ответил Брутака.

     Таканува не говорил ничего, просто переводил взгляд с Брутаки на Хелрикс, не уверенный, к кому из них в этот момент испытывает большую неприязнь.

     Наконец, заговорил Кракуа, пытаясь сгладить напряжение.

     - Брутака будет твоим транспортным средством в Карда Нуи, используя силу своей маски путешествия между изменениями. Это быстрее, чем ехать в Канистре Тоа, хотя и немного более опасно.

     Таканува снова взглянул на маску Брутаки. Она было во многих местах покрыта тонкими трещинами. Было удивительно, что она ещё вообще работала. Но пути назад теперь не было.

     - Я должен быть безумным, чтобы поверить ему, - сказал Тоа Света.

     - А ты еще не понял? – сказала Хелрикс, протягивая руку. – Ты должен быть безумен, чтобы вообще быть Тоа. Это первое требование для данной работы.

     После долгой паузы Таканува протянул ей руку и пожал ее. Может, она и была права, признал он. Может быть, во времена кризиса старые правила неприменимы – возможно, быть героем немного сложнее, чем он думал.

     - Возьми, - сказал Кракуа. – Предметом, который он протянул Такануве, были солнечные часы. – Это тебе может понадобиться.

     Таканува взял часы, и Брутака тут же включил силу своей маски. В пространстве открылась дыра, ее края дрожали и колыхались, а размер постоянно менялся. Сделав глубокий вдох, Таканува нырнул в нее, начав самое странное путешествие в своей жизни.

     - Ты думаешь, он это сделает? – спросил Кракуа, когда дыра исчезла с ясно слышимым хлопком.

     - Должен, - ответила Хелрикс. – Если я права, план Макут намного больше, чем просто контроль над Карда Нуи – и, если мы надеемся остановить их, нам необходимы Тоа Нува. Он должен вытащить их из сердца мира, прежде чем энергетический шторм их всех поглотит.

     - Не следовало ли нам сказать ему все остальное? – сказал Кракуа, очевидно, немного беспокоясь, что он должен и чего не должен был рассказать.

    - Насчет того, что с ним произойдет? И какова может быть его истинная судьба? – Хелрикс горько рассмеялась. – Нет, Кракуа. Если мы ошибаемся, тогда это вообще ни к чему. А если мы правы… тогда истина может свести его с ума.

     Затем Хелрикс, Брутака и Кракуа покинули комнату, отправившись в долгий путь из Архивов к поверхности Метру Нуи. Каждый знал, что вот-вот начнется: решающая схватка между Орденом Мата Нуи и Братством Макуты.

    Они медленно шли к свету далеко наверху, зная, что то, что они собирались сделать, может навсегда изменить мир … или уничтожить его.

КОНЕЦ

0


Вы здесь » Voya Nui » Книги » БИОНИКЛ Легенды №10. Топи тайн